Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

2017

Pour la Science №523

Заметка о том, что археологи, раскапывая стоянки древних инуитов на Аляске, нашли венецианское стекло. Точнее бусинки, надетые на ниточку. Ниточка датируется 1397-1488 годами. До Колумба. Это к вопросу о путешествиях и торговле между Европой и Америкой до официального «открытия».

Несколько красивых экспериментов в статье про fake news и социальные сети.
Во-первых, мы уже более-менее поняли и привыкли к мысли, что социальные сети помещают нас в резонаторы, где все наши «друзья» думают примерно так же, как и мы. В принципе очевидно, но тут люди поставили эксперимент и увидели, как fake news и его опровержение распространяются по социальной сети, каждый в своём резонаторе: про очередной заговор читают те, кто и так уже что-то подозревал, а опровержение читают те, кто и без него в подобное не верил.
Второй эксперимент про радикализацию информации. Поставили без социальной сети, даже без компьютера, стандартный «испорченный телефон». То есть дают человеку прочитать какую-то новость, просят пересказать второму, тот пересказывает третьему и так далее. Потом сравнивают оригинальную новость с тем, что дошло до десятого человека. И оказывается, что негативные характеристики новости передаются существенно лучше позитивных. Собственно, чем я сейчас и занимаюсь — в журнале наверняка были какие-то статьи о спасённых дельфинах и розовых пони, а я вместо этого пересказываю страшилки о нашем ближайшем будущем.

Статья про пасьянсы. Пишут, что для классической «Косынки» (спасибо, Windows!) до сих пор не могут посчитать вероятность того, что она сойдётся. Я не совсем понимаю, что именно имеется в виду под «расклад сойдётся» — что имеется хотя бы один вариант ходов, чтобы в конце пасьянс сложился? Но даже в этом случае сложно представить, что компьютеры не смогли посчитать такую, казалось бы, несложную вещь.


Статья о происхождении СПИДа.

Прочитал, что в самом начале, когда только обнаружили болезнь, её прозвали «болезнью 4H», потому что ею болели гомосексуалисты, героинщики, гемофилы (переливание крови) и гаитяне. Как в том анекдоте «а парикмахеров-то за что?» — при чём тут гаитяне? Первые три группы теперь понятно при чём — вирус распространяется через кровь. А гаитяне попали под раздачу достаточно случайно: распространение СПИДа вне Африки пошло в частности через Гаити. И в США, где обнаружили болезнь, СПИД попал именно оттуда. Поэтому и получилось высокая доля заболевших среди гаитян. Красивая история ложного следа.

Ещё рассказывают о поисках вируса задним числом: в мире, оказывается, есть множество «серотек», хранилищ сывороток крови, собранных в разные времена по различным поводам. Например, ещё в 1970-х, в процессе борьбы с Гепатитом Б собрали достаточно большое количество анализов крови, и сыворотку от каких-то из этих анализов сохранили. В 1993 году сделали анализ этой сыворотки на СПИД, и по этим данным смогли проследить, как именно вирус распространялся по западному миру (пишут про 3 центра распространения: Сан Франциско, Нью Йорк и Амстердам — а я помню, как в институте прочитал про то, что в Париже 1% населения заражён ВИЧ, и как меня тогда впечатлила эта информация — впрочем, проверить её не было возможности). А самый старый анализ крови, в котором обнаружены следы СПИДа датируется 1959 годом (Киншаса). В Гаити вирус появился в середине 1960-х, в 1972 году в Нью Йорке, далее везде. Отдельно пишут о распространении вируса внутри Африки (предполагается, что там он появился в 1930-х).

Происхождение вируса — таки от обезьян. Пишут о вирусах VIS — обезьяньем аналоге VIH. Вариантов VIS огромное количество, хотя бы потому, что обезьяны разные. Пишут, что и у VIH есть множество вариантов, хоть всего лишь один из них настолько заразен и опасен, что вызвал нынешнюю пандемию. Ну и пишут о том, что от обезьяны к человеку вирус перешёл из-за охоты и поедания обезьяньего мяса — фантазмы о сексе с мартышками вроде как никто не рассматривает в качестве серьёзного сценария. Говорят также о том, что разные варианты VIS тоже могут происходить друг от друга — и тоже вирус перескакивал в процессе охоты (шимпанзе охотятся на других обезьян).
2017

Вакцинодром

Мне очень нравится этот французский новояз — крупные центры вакцинации называют vaccinodrôme. Наш к тому же ещё и находится на vélodrôme — несколько лет назад открывшемся велодроме (мы даже ходили на инаугурацию). Чтобы уж закончить с этим корнем: «дром» от греческого «бегать», и моя любимая история о том, почему одногорбые верблюды называются «дромадерами» — изначально это было «верблюд бегающий», но основное слово постепенно отвалилось, осталось только «бегающий».
Update: ЖЖ напомнил, что про бегающих верблюдов я писал ровно 6 лет назад, день в день! Видимо, это у меня что-то сезонное.

Почему я вспомнил о велодроме? Посчитал количество дней до нашего отпуска, и понял, что если ждать предложенной мне для второй дозы вакцины дату, то перед поездкой мне придётся делать тест. А если сделать вторую прививку прямо сейчас — то возможно, для пересечения границы хватит вакцинации (обычно требуют 14 дней после второй дозы). Нашёл себе новую дату (на этот раз вообще без проблем, на следующий же день было 3 свободных слота), на велодроме-вакцинодроме.

Организация вообще идеальная. Что-то среднее между хорошо организованным аэропортом и Диснейлендном :-) Когда проходят сотни человек в час, и ты даже не замечаешь столпотворения. Ты чётко понимаешь, где ты, что тебе сейчас нужно делать, и что нужно будет делать на следующем шаге. То есть вот буквально: сидишь в очереди (как в японском ресторане — по периметру стоят стулья), время от времени специально обученный человек просит очередную группу пройти к регистрации (все остальные сдвигаются). Около регистрации стоит другой человек, который распределяет всех по «окошкам»: вам в первое, вам во второе и т.д. В окошке у тебя спрашивают фамилию, проверяют, записан ли ты, и посылают к следующему молодому человеку, который показывает, на какой ряд садиться. Здесь самое долгое ожидание, минут 10-15. За это время я прикинул количество ждущих, получилось порядка 100 человек (к этому прибавить с полсотни в коридоре — заняло тоже порядка 10 минут). Время от времени к этому ряду подходит другой человек, который вызывает нужное количество людей и подводит их к аллее, по обе стороны заставленной палатками. Из этих палаток показываются врачи («свободная касса!»), и молодой человек отсылает каждого клиента к конкретному врачу.

Дальше всё как обычно: фамилия, предыдущая вакцина, хорошо себя чувствуете, принимаете ли медикаменты, есть ли аллергия, в какую руку колоть? Спасибо, до свидания, посидите 15 минут вот там, прежде чем падать в обморок уходить. Рядом со ждущими свои 15 минут стоит столик с ещё одной медсестрой, которой можно задавать появившиеся в процессе ожидания вопросы (я вдруг понял, что мою первую запись на вторую дозу не отменили — подошёл, разобрались). Фантастика. Ощущение хорошо работающего часового механизма. Или конвейера, где каждый работник отвечает за маленький сегмент хорошо продуманного процесса.

Про вторую дозу стращали побочными эффектами (про первую тоже, но про вторую почему-то слухов ходит больше, статистику не видел). Но я, видимо, опять попал в контрольную группу с плацебо :-) Если после первого укола у меня на следующий день немного болело плечо, то на этот раз вообще ничего. И об этом тоже надо писать, иначе интернет будет полон смакования тех редких случаев, когда людям реально было плохо после вакцинации.


Ух ты! А тут ещё и пишут, что с сегодняшнего дня маски не обязательны на улице (кроме очередей, рынков и прочих мест столпотворения), в том числе и на переменах в школе (наша школа, впрочем, тут же уточнила, что там маски остаются обязательными, количество школьников на квадратный метр не позволяет). А с конца недели отменяется и комендантский час.
2017

Привились!

Неделю назад во Франции открыли вакцинацию для всех желающих (с 18 лет — детям пока ещё нельзя). Единственное ограничение для «неприоритетных» (то есть, моложе 55 лет) — можно забивать время только на следующий день, если остались места. Понятно, что сайт бронирования тут же просел: те редкие возможности, которые там появлялись, улетали буквально за доли секунды. Наша (такая же мотивированная, как и мы) подруга умудрилась забронировать себе время в первый же доступный день, но в аэропорту Бове — это чуть больше часа езды в один конец. После её рассказа о том, как там всё прекрасно организовано, мы подумали, что гарантировано провести час в машине или риск провести час в бардачной очереди — не такая уж и большая разница, и забронировали себе там же.

Для памяти опишу процесс: сидишь на страничке Doctolib, нажимаешь F5 раз в пару секунд. Практически всегда вылетает «мест нет», но раз в пару минут место появляется. Кликаешь на него, сайт предлагает тебе выбрать время второго укола, и тут же выбрасывает сообщение «пока вы думали, кто-то уже забронировал выбранное вами время». Но если кликать не глядя, то можно что-то и забронировать. Именно так, где-то через час такой медитации, нашлось нам время в Бове.

Удивительный момент — формально можно бронировать только «на завтра», но на деле сайт время от времени выкидывал и другие даты, даже если ты чётко сказал, что нет, ты не в приоритете. Таким образом получилось, что я себе и Анюте забронировал даже не на один и тот же день. Ехать в Бове дважды совсем не хотелось, решили съездить вдвоём: может на месте скажут, что у них как раз одна доза завалялась, и назавтра можно не ехать.

А утром в день прививки проверил на сайте, и там назавтра оказалось место в Saint-Cyr — существенно ближе. Забронировал для Анюты, отменил Бове. За прививкой пошли вместе — та же логика, вдруг остались какие-то лишние дозы? Пришли к открытию (воскресенье, 9 утра), и свободные дозы ещё были, меня вместе с Анютой пропустили.

Укол как укол (у нас был BioNTech-Pfizer), никаких особых ощущений, кроме лёгкой боли в плече на следующий день (примерно как от синяка). Анюте сказали, что одного укола достаточно (она в октябре болела ковидом), мне назначили вторую дозу через 6 недель. Тут же выдали бумажки о вакцинации (с кодом для программки в телефоне — к слову, код именной).


Общее ощущение от процесса — по рассказам друзей я ожидал вообще какого-то фантастического мега-оптимизированного конвейера, типа McDrive. На деле оказалось просто хорошо организовано, без фанатизма. Наш центр вакцинации был в старых яслях — мы переспросили, что это за здание, потому что там реально были крошечные раковины, явно всё для детей. Мне показалось излишним количество слоняющегося по центру персонала, но Анечка сказала, что это мы такие умные и сознательные — заранее всё прочитали, скандал не закатывали, в обморок не падали. А приди туда «нормальные» люди — «запасной» персонал вполне мог бы и пригодиться.

И действительно, за нами в очереди стоял явно желавший поговорить хотя бы с кем-нибудь дядька. Услышал русскую речь — начал рассказывать о своей подруге из Санкт-Петербурга. Потом поставил какую-то русскую попсню на громкую связь. Потом рассказывал, как он освоил facebook. Уже в зале ожидания, после укола (просят подождать 15 минут, прежде чем идти домой — мало ли что) слышали, как он же выяснял, почему у него с товарищем были разные даты на второй укол. Легко представить: направь он всю эту свою энергию не на налаживание международных отношений или праздное любопытство, а на выяснение отношений с мед.персоналом, для его успешного вакцинирования или хотя бы отфутболивания и понадобилось бы те самые несколько «запасных» человек на входе :-) Да и мы сами, в общем-то, с удовольствием спрашивали про ясли, пользуясь тем, что не все винтики были загружены на 100%.


После вакцины в очередной раз повторили, что это не панацея, и уж точно не разрешение на возвращение к жизни без каких бы то ни было ограничений. Мы, только за день до этого обсуждавшие заболевших после двух прививок друзей, согласно покивали. Посмотрим, что дальше будет. Об общеевропейском «ковид-паспорте» всё никак не договорятся, и летом, похоже, придётся лавировать между законами разных стран. А то и применениями этих законов на местах разными чиновниками...

Update: уже на следующий день приняли таки положение о европейском паспорте.
2017

Les idées claires sur le Covid-19

Le Monde оформил нынешние знания про вирус и эпидемию в серию тематических статей, на мой взгляд очень толковых. Они явно подчёркивают, что является знанием, что консенсусом, а что — мнением большинства. И наоборот: что опровергнуто, что подвергается сомнению, а что является мнением меньшинства (например, версия о секретной китайской лаборатории: не опровергнуто, не доказано, маловероятно, но есть и вполне компетентные люди, которые в это верят). Мне очень нравится такой подход.

Статей 7, всё только на французском:
1. Опасность вируса
2. Передача / заразность
3. Маски
4. Карантин / ограничение перемещений
5. Варианты вируса
6. Вакцины
7. Происхождение
2017

Влияние COVID на смертность

В Institut des Actuaires сделали доклад на эту тему, как можно было не послушать? :-)

В двух словах, человек пытается показать, что смертность от ковида пропорциональна обычной смертности (слайд 5). Под «обычной» смертностью он подразумевает «смертность без учёта смертей от внешних причин» — убийства, самоубийства, автокатастрофы и пр. То есть «смертность от болезни, по здоровью». В этом смысле очень интересно посмотреть на график «общей» смертности и «обычной», точнее на их расхождение. И задуматься, какой же фигнёй занимаются мальчики до 40 лет, что у них такая огромная «смертность от внешних причин»? Никакого сюрприза, конечно, но всё равно, впечатляет увидеть этот график своими глазами.



В качестве модели смертности от ковида автор предлагает простую формулу AIR: X = A*I*R, где X — смертность от ковида, A — общая смертность, I — множитель заражения, R — множитель смертности заражённого. Сама по себе модель может быть, конечно же, какой угодно, интересно поведение этих множителей от различных факторов. Если они меняются индивидуально, от человека к человеку — то никакого интереса такая модель не представляет. Если же видны какие-то константы или хотя бы закономерности — модель можно использовать в предсказательных целях.

Дальше автор разбивает людей на группы по возрасту и по тому, что во Франции называют groupe socio-professionnel, то есть какие-то однородные по своему составу (характеристики, поведение и пр.) группы. В отличие от Франции, в Великобритании (автор из Эдинбурга) не стесняются расовой классификации, поэтому там не только сегментация по доходам, образованию и типу работы (рабочий, колхозник, офисная крыса, начальник, артист, пенсионер, безработный), но и этнические группы.

И вот выходит, что R очень слабо зависит от всей этой классификации. То есть, когда мы говорим «от ковида умирают только старики», это можно переформулировать как «ковид убивает в z раз больше обычного, а обычно умирают только старики, поэтому на стариках эффект ковида виден лучше». Тут автору задали вопрос про разные медицинские эффекты — насколько больше умирают те, у кого и так уже есть какие-то проблемы со здоровьем. Он ответил чуть позже, на странице 17, примерно в том же духе: да, люди, у которых лишний вес, диабет и прочее, они быстрее умирают от ковида — но и без ковида они умирают быстрее. Точно посчитать у него не получается (сложный доступ к данным), но не факт, что будет какой-то другой результат.

Фактор I ведёт себя достаточно предсказуемо. На странице 12 автор приводит несколько определяющих его значение параметров:
* От пола он практически не зависит
* Очень слабая зависимость от уровня доходов (но всё же, чем меньше денег — тем больше риск, об этом он поговорит позже)
* Возраст влияет — молодёжь (18-24 года) заражается существенно проще, чем остальные категории населения. От себя добавлю: то ли из-за стиля жизни (тусовки, вечеринки), то ли потому что они неправильно поняли, почему смертность видна только на стариках (нам пофиг, ковид молодых не задевает!)
* География конечно же влияет — с точки зрения I лучше жить в жопе мира, чем в центре Лондона
* Раса влияет — у белых I самый низкий. Но тут тоже он позже попытался декоррелировать от всего остального
* У мед. персонала I вдвое больше среднего. Но самый ужас — у client-facing care home worker (я не совсем понял английский термин — это те, кто, условно, ухаживает за стариками, или уборщики дома туда тоже попадают?), у них I втрое больше.
* Вполне предсказуемо, что с размером семьи (количество людей, живущих под одной крышей) I тоже растёт. Эффект чисто математический, но не он ли объясняет постоянно всплывающую в израильских блогах тему о том, как «религиозным всё пофиг»? Может, у них больше заражённость только потому, что семьи большие, а не из-за какого-то их особого поведения?

Слайды 13-15 разбирают эффект дохода. Обычная смертность растёт с уменьшением доходов — это всем известный факт (серые прямоугольники). Смертность от ковида (синие прямоугольники) тоже растёт с уменьшением доходов, и даже кажется, что она растёт существенно быстрее, особенно на последних трёх децилях. Но мы видели, например, что в Лондоне ковида было существенно больше, чем где бы то ни было по стране, и при этом именно в Лондоне же больший процент бедных людей. Если попытаться декоррелировать хотя бы географический фактор (тут сложность из-за разной детализации данных — здесь автор вынужден перейти к данным общей смертности, он не смог исключить смертность от внешних причин), то эффект бедности становится существенно меньше: красные полоски — общая смертность, серые — наблюдаемая смертность от ковида, жёлтые — после того, как убрали эффект географии.




Вторая тема доклада — насколько можно говорить просто об ускорении смертности? То есть, нет ли такого эффекта, что от ковида умирают те, кто и так умер бы — не в этом году, так в следующем? (Майк, привет, это твоя тема!) В таком случае общий эффект на населении был бы существенно ниже — повышенная смертность этого года практически компенсировалась бы пониженной смертностью следующего. Понятно, что мы предполагаем, что эпидемия когда-то остановится. Ключевой вопрос долгосрочных последствий болезни на не имевших никаких осложнений больных ковидом — но вроде как пока что нет никаких оснований уверенно утверждать, что такие последствия есть.

В такой постановке задачи достаточно цинично, но очевидно, что ковид «оздоравливает» выжившую популяцию. Как лиса в курятнике: если она съела самых слабых, то в живых остались самые сильные. Дальше автор пытается построить модель и численно оценить этот эффект, но мне эта часть показалась не такой интересной. Да, с точки зрения актуария (принятие решения о сценариях смертности) это очень важный вопрос, но насколько же там всё вилами на воде писано. И даже в построенных и откалиброванных по имеющимся данным моделях эффект получается слабым. Так что эту часть можно пропустить.

Интересен слайд 25, где автор пытается сделать какие-то выводы о грядущей смертности, исходя из общих соображений:
* От рака и прочих болезней смертность должна краткосрочно вырасти — во время ковида люди перестали диагностироваться и лечиться
* От болезней дыхательных путей смертность может снизиться — эффект «умерли самые слабые». При условии, что мы не обнаружим какого-то супер-разрушающего эффекта у переболевших ковидом здоровых людей
* Есть совершенно неоцениваемый эффект научного прогресса — денег в исследования сейчас вбухали без счёта. Аналогично с деньгами в развитие медицины — дай бог, чтобы эти бюджеты оставались с нами подольше
* Эффект смены паттернов поведения тоже нереально предсказать. Кто-то перестал стрессовать по пути на работу, а кто-то перестал заниматься спортом. И уж точно все стали больше пить алкоголя (добравшийся до этого места читатель может нервно похихикать и задуматься)
* Экономический эффект — я ожидал, что автор упомянет специфику Франции, где ковид практически не отразился на уровне безработицы (у нас государство вбухивает в поддержание рабочих мест ещё больше денег, чем в исследования), но по Великобритании он прошёлся — на смертности эффект от безработицы явно будет виден
2017

Наш ковид

Итак, предыдущая серия окончилась на том, что у Анюты нашли ковид.

На этом месте мы сначала долго ржали. С одной стороны — ну да, страшно, новая и неизвестная болезнь, «но у тебя к-вид, а значит мы умрём». Но с другой стороны — как? Как она умудрилась?! Натанкин каждый день ездит в школу на переполненном автобусе. Я на работу — это автобус и электричка. Анюта сидит дома с февраля, изредка выходит воздушком подышать на нашу практически всегда пустую улицу. Когда она смогла подцепить заразу — мы так и не поняли. Но тест явно не ложно-положительный, её достаточно быстро развезло. Как при гриппе: ломка в теле, слабость, кашель.

Результаты пришли вечером во вторник. Весь оставшийся вечер мы провели на телефоне. Отменяли все личные встречи на будущие дни, предупреждали всех виденных за прошедшую неделю (оказалось, не так много — де факто карантин, оказывается, продолжается). А со среды мы с Натаном уже тоже сидели дома, на более строгом карантине, чем весной — теперь-то мы точно знали, что рядом с нами зараза (гусары, молчать). День рождения мальчика провели достаточно скромно.

Отвели Анюте «чумной барак» — спальную комнату с туалетом и душем (нам ванную), плюс гостевую для работы (спустили туда маленький стол). Две комнаты в её распоряжении позволяют хоть как-то соблюдать рекомендации по вентилированию помещений — раз в час, конечно, никто не открывал окна, но хотя бы пару раз в день она переходила из одной комнаты в другую, проветривая первую. Натанкин остался у себя, учится в зале. Я сделал себе garçonnière наверху, рядом мой «кабинет». Строгий протокол: если каким-то образом оказались в одном с Анютой помещении — все надеваем маски. Анечка не трогает ничего лишнего, а я мою руки всякий раз, когда трогаю её посуду. Разговариваем через дверь, любуемся друг другом через окно.

Врач сказал, что никакого лечения, делать нечего, надо просто ждать. Нам пересдать тесты через неделю.

В какой-то момент заметили, что У Анюты пропало обоняние — это было самое страшное, потому что постоянно хочется чего-то вкусненького, а оно всё резиновое. Потом пропало обоняние у меня. Но как-то странно и частично: запах сырой курицы или уксуса (!) я не слышу, но при этом оливковое масло и хлеб — слышу. Видимо, психосоматика. Я нарочно старался не читать симптомы коронавируса, но в какой-то момент подсел на подкаст Ильи Колмановского (кстати, очень рекомендую, там была, в частности, шикарная история о том, как в Замбии распространяли песню про коронавирус, потому что устная традиция там работает лучше радио, и ей как минимум верят), и всякий раз, когда там упоминался какой-то симптом, я немедленно вспоминал, что вот же, со вчерашнего дня у меня как раз он!

В понедельник я пошёл снова сдавать тест. Натанкин сказал, что бессмысленно рано вставать — всё равно папа болен, а значит эта песня ещё на пару недель. В лабораторию очередь вдоль всего дома, за угол, и потом ещё два раза по столько же. Я пришёл в 8, простоял до 10, не дошёл даже до угла. Но в этот момент вышла медсестра, спросила, у кого есть симптомы (я уверенно поднял руку — к тому времени я был уже на 6 выпуске подкаста и чувствовал себя совершенно больным), нас записали на в исключительном порядке открывшиеся после обеда слоты.

После обеда пошли в лабораторию вместе с мальчиком. Я успел его убедить сдать анализ — если вдруг (чудо! чудо!) мы оба не заболели, то с результатом теста он сможет поехать в лагерь (на этих выходных уже школьные каникулы, и у него был запланирован очередной пионерлагерь по компьютерным игрушкам...). Пришли, там нам попалась та прекрасная медсестра, которая 4 года назад рассказывала про праздник паровозов. У неё действительно лёгкая рука — и тогда она единственная смогла взять у Натана кровь, и в этот раз она чуть ли не ещё глубже засовывала нам в мозг палочки, но при этом было не так неприятно. На следующий же день результаты: здоровы!

Звоню на работу, потому что по нашим внутренним правилам нужно дождаться «выздоровления» Анюты, потом сдать тест, и если он негативный — можешь возвращаться в офис (не то, чтобы я горел...). А что такое «выздоровление»? Ей врач даже не сказал делать тест — заразность в любом случае за неделю проходит, а наличие болезни мы можем отследить и по симптомам. К тому же, каков бы ни был результат, он ни на что уже не влияет в нашем поведении. Наш RH выслушал мою историю и сказал, что в таком случае я могу возвращаться на работу хоть завтра. В школе тоже сказали, что рады будут на прощание увидеть нашего мальчика (сегодня последний день четверти). Из лагеря тоже ответили «пускай едет». Всё, официально этот эпизод эпидемии для нас закончился.


На работе N немедленно надел маску. У нас достаточно просторный офис, он скорее на 6 человек, но одно место занимает Bloomberg, ещё один коллега ушёл летом, его до сих пор не заменили. Плюс, во время эпидемии мы вообще редко когда все собирались. В итоге правила, конечно, предписывают ношение масок, как только в одном помещении более одного человека (вне зависимости от размеров помещения), но мы между собой договорились, что пока что сидим без масок, а как только это кого-то начнёт напрягать — поговорим ещё раз. Спросил у коллеги, надеть ли мне маску — он сказал, что сам посидит в маске до вечера, подумает, а там посмотрим.

Это было вчера, сегодня и завтра я работаю из дома, а с понедельника у нас уже комендантский час, ждём новых распоряжений от руководства. Так что, непонятно, когда я в следующий раз встречу своих коллег.
2017

Осенний ковид

На работе пошла постепенно обратная тенденция. Домой ещё не выталкивают, но изначальный настрой «скоро свернём карантин» пропал. Ещё летом, когда нас подталкивали к возвращению в офис, оставили максимум два дня удалёнки в неделю, но как бы на переходный период, только до середины сентября. Потом продлили до конца октября, потом увеличили до трёх дней. Сегодня уже — пока неофициально — говорят о возврате на 100% удалёнки.

Наш шеф при этом откровенно не умеет работать с нами удалённо. И как следствие — не любит. Официально запретить он не может, но изо всех сил тормозит наши попытки работать из дому. До такой степени, что приходится продавливать свою точку зрения: я понимаю, что тебе некомфортно так, но мне некомфортно эдак, давай искать компромисс. Формально я могу, конечно, и потребовать (право на удалённую работу чётко проговорено в новых правилах), но кто же хочет по пустякам с начальником ругаться? В итоге шеф согласился, но понавтыкал палок везде, где смог: я ему буду присылать каждую неделю мейл с указанием дней, когда я работаю из дому, а также описание причины, почему именно я хочу работать из дому в эти дни. С уточнением, что причина должна иметь какое-то отношение к эпидемии. Причина у меня одна: минимизация времени в транспорте, с припиской, что в нашем автобусе нет никакой возможности соблюдать дистанцию безопасности :-)

Под эту же схему подстроился J — он и так официально по пятницам работает из дому, положенные на время эпидемии дни просто увеличили количество дней, когда он дома. Остальные ходят в офис каждый день. Им при этом и недалеко, и у обоих дома есть какие-то причины, почему в итоге в офисе работать удобнее.


Спорт закрыли. Наши внутренние спортивные секции в сентябре так и не открылись, а спортзал какое-то время поработал, но потом попал под очередную раздачу от правительства и закрылся. Тоже «временно, на две недели», но постоянно продлевают. Новый абонемент можно не покупать.


Попытались вписаться в осенний лагерь. Изначально была информация, что в Германию из нашего региона вообще не пускают. Но потом друзья накопали тексты, что вроде как пускают с результатами отрицательного теста ковид.

Звоню в лабораторию. Можно у вас сдать тест? Конечно! Когда приходить? Каждый день с 8:30 до 10:00 без записи. Когда будут результаты? А кто же его знает, в среднем дней 5-6, но в последнее время всё быстрее и быстрее, рассчитывайте на 4 дня.

А это важно, потому что Германия чётко пишет, что в момент пересечения границы у тебя должен быть тест, сделанный не ранее чем за 48 часов до этого момента. Лагерь начинается в пятницу. Традиционно мы выезжали в четверг вечером, ночевали перед границей, и в пятницу доезжали до лагеря. То есть, результаты теста нам нужны самое раннее в среду утром, а самое позднее — в четверг вечером. Ок, делаем тест в субботу, воскресенье выходной, глядишь всё получится.

Приходим в лабораторию, там человек 10 в очереди. Достояли, нам говорят, что результат будет в течение 2 дней. Я говорю, что могу взять пару дней отпуска, погуляем по Германии, навестим друзей. Натанкина из школы мы превентивно отпросили с формулировкой, что точные даты сообщим накануне отъезда. А Анечка ни в какую — у неё работа, она и так не уверена, что поедет, тем более она точно не поедет заранее. Ну, значит делаем тест мы с Натаном, а Анюта придёт в понедельник.

Тест ужасный. Ну, то есть не так, чтобы нестерпимо больно, были у меня в жизни и похуже тесты. Но тебе залезают палочкой в такое место, где ты не ожидаешь ничего встретить. И вот эта щекотка / чесотки очень остро воспринимается. Руками туда не залезешь, головой дёрнуть страшно, как дышать непонятно. Хорошо, что длится недолго. Но слёзы из глаз просто брызжут.
Мальчик — герой. И мотивированный: чего ради друзей не вытерпишь :-)

В понедельник утром Анюта пошла тоже сдавать тест, а уже вечером пришли наши результаты. Результаты предсказуемо отрицательные, но пришли слишком рано — выезжать нужно максимум во вторник. А тут во Франции подняли ещё на один шаг уровень опасности (когда закончились цвета, и ты уже в «красной» зоне, начинают играть оттенками, теперь у нас зона «ярко-красная»). Ну и мы как-то подумали, что нет, неправильно это — разносить потенциальную заразу по всей Европе. Написали Оле, извинились, отменили.

А уже потом пришли Анечкины результаты — у неё ковид.

Продолжение следует, а то и так долгий пост. Спойлер: всё кончилось хорошо, Анечка выздоровела, мы не заболели.
2017

Doctolib

Только что «сходил» к доктору по интернету. Будущее наступает просто гигантскими шагами :-)

Во Франции (насколько я понимаю, и в Германии) есть компания Doctolib. Один из наших крупнейших стартапов — капитализация больше миллиарда евро.

До сих пор я сталкивался только с их сервисом секретаря для врачей: найти врача, назначить время приёма, напомнить о приёме, записаться в список ожидания, если вдруг кто-то откажется от своего времени. А тут аллерголог (Натанкина «рвёт на родину» — аллергия на берёзу) указала, что она принимает по интернету. Очевидно, попробовал — супер удобно. Если врачу не нужно щупать мой живот или светить мне в ухо, то зачем мне к нему идти? Собственно, даже присутствие Натана не обязательно (отослали его в школу), приём ограничился описанием прошлого года (снижаем чувствительность на берёзу), пожеланием продолжить процесс. Всё.

Оплата карточкой ещё в момент бронирования времени приёма.

Рецепт пришлёт мейлом — это тоже поначалу кажется странным. Когда мне мой офтальмолог прислала рецепт в виде файла Word со вклеенной картинкой своей подписи — задумываешься не столько о возможности подделать рецепт (зачем?), сколько о роли врача в нынешнем обществе (минимальная гарантия того, что людей не будут разводит на совсем уж непонятно что, плюс чисто французская гарантия, что бесплатная медицина не будет оплачивать совсем уж непонятно что) и о роли доверия в этом обществе.
2017

Pour la science № 508

Короткая статья о недавнем землетрясении во Франции. Я недостаточно разбираюсь в вопросе, чтобы понять, чем именно это землетрясение привлекло внимание учёных, но в качестве влиявших на него факторов упоминают исчезновение ледника (это не современное потепление, этот ледник пропал 20 000 лет назад) — на тектоническую плиту давит меньший вес, и она постепенно всплывает. Круто! Ещё один фактор — каменный карьер, но про него пишут, что человеческой активности явно недостаточно, чтобы объяснить само землетрясение (напряжение плиты несоизмеримо больше массы выбранного за всю историю карьера камня), хотя его можно упомянуть как «последнюю каплю», то есть как объяснение, почему землетрясение случилось именно здесь и именно сейчас. И по этому поводу автор выражает надежду, что никогда не будут привлекать к ответственности компании, подобные той, что разрабатывает этот карьер. Но я тоже боюсь, что будут.


Статья про проблему трёх тел. Занимательная статья, но больше всего мне понравилось её оформление. Когда в тексте не ставят «см. врезку № 2» или «см. иллюстрацию № 4» — вместо этого прямо из текста отходят как бы нарисованные маркером стрелочки к тому, на что ссылаются.

20200907_141026

А ещё автор упоминает слово syzygie (для не говорящих по-французски я переведу: это сизигия), хихикая, что это прекрасное слово для виселицы.
Жаль, что в этом году в осенний лагерь мы не попадаем, испробовал бы на Шляпе...


Большое досье про то, кому принадлежит северный полюс. Очень хорошее досье — я неоднократно читал об этой проблеме, и Le dessous des cartes делали как минимум пару выпусков — всё более-менее понятно, но мне не хватало разжёванной для чайника конкретики. Тут как раз она.
В двух словах (здесь я делаю то, что мне самому не нравилось — пишу упрощённый пересказ интересной истории. будем рассматривать это как «записки на память» — если вам интересна эта тема, читайте оригинал): есть какие-то правила разграничения территориальных вод, и есть правила расширения этих вод на континентальный шельф. Эти правила тоже более-менее чётко определены, кроме одной крупной дыры: при определённых условиях страны могут претендовать на расширение своей зоны вдоль подводного хребта. Ни понятие «хребта» не определено, ни до какого предела можно расширять вдоль него свои воды. А под Северным Ледовитым такой хребет есть, и не один. В итоге Россия претендует на воды от своего берега, вдоль хребта и до Северного полюса (сами решили там остановиться). Канада аналогично — вдоль того же хребта, но от своего берега, и до полюса (небольшое перекрытие с российскими претензиями). Дания же решила не выдумывать и предъявила претензии от её родной Гренландии, вдоль своего хребта — и до побережья России.

Ещё интересная тема — кто решает, где чьи воды? На мой взгляд, очень красиво решили эту проблему: при ООН есть комиссия, которая рассматривает заявки разных стран. Она не уполномочена решать конфликты между странами, благо правила там позволяют множество разных прочтений (например, в какой геометрии нужно проводить линию от берега — у Штатов с Канадой спор именно на эту тему: одни ведут линию вдоль меридиана, другие перпендикулярно берегу). Эта комиссия просто проверяет заявки на соответствие правилам. Поэтому она может «утвердить» две заявки на одну и ту же территорию, признав этим всего лишь наличие спорности территории. А окончательно пускай уже разбираются дипломаты или военные соответстующих стран.
Собственно, сейчас эта коммисия разбирает досье России, Канады, Дании и Норвегии, а в следующем году своё досье подадут и США. Каждое досье при этом — это тысячи страниц и многие годы научных исследований. До нас, конечно, доходят только какие-то совсем экзотические фрагменты этих работ, вроде установки российского флага на дне океана.


Статья про историю отношения людей / врачей к боли. Мне понравилось слово «anodin» — этимологически восходящее к греческому «без боли», когда-то обозначавшее «обезболивающее», а сейчас имеющее общий смысл «безобидного, незначительного». Современное слово для «обезболивающего» — «antalgique». Задумавшися на эту тему, я понял, что путаю русские термины: «анаболик» — это не обезболивающее, обезболивающее — это «анальгетик».

Из этой же статьи иллюстрация из книги 1642 года, пособие по приёму пациентов на расстоянии. Врачу предлагалось отослать пациенту такого рода рисунок (был и мужской вариант, плюс для каждого варианта была картинка спереди и сзади), где пациент мог отметить, где именно у него болит:

2017

Математика эпидемии

Очень хочется поспособствовать распространению вот этого видео (спасибо за ссылку, Максим!), да и всего блога «3 blue 1 brown»:



Мой краткий пересказ на русском, с небольшим уклоном в разжёвывание для тех, кто болел в школе на математике :-)

Все мы слышали выражение «экспоненциальный рост», «растёт по экспоненте», но что означают эти слова, и откуда берётся экспоненциальный рост? Возьмём для примера нынешнюю эпидемию. По определению экспоненциальный рост некоего показателя — это умножение его на какую-то константу каждую единицу времени. Например, когда каждый день что-то вдвое больше, чем было вчера. В случае коронавируса, количество заражённых умножается каждый день примерно на 1.15 (другими словами, каждый день у нас на 15% больше больных, чем было вчера).

Экспоненциальный рост можно объяснить простой моделью: новые случаи заражения появляются благодаря уже имеющимся случаям, т.е. чем больше больных сегодня, тем больше людей они смогут заразить завтра. Обозначим N(d) — количество заражённых в день d, E — среднее количество контактов у человека в день, p — вероятность передать заразу при контакте. В таком случае количество заражённых на следующий день будет N(d+1) = N(d) + N(d)*E*p = N(d) * (1 + E*p). Вот он наш множитель, вот он наш экспоненциальный рост.

При помощи нашей модели можно по-другому смотреть на данные заражения по странам. Если в одной стране в 100 раз больше заболевших, чем в другой, то это может означать не лучший уровень медицины во второй стране, а просто факт, что первая страна вступила в заразу на месяц раньше. Примерно за такой срок экспоненциальный рост с коэффициентом 1.15 даёт стократный рост.


Это, очевидно, упрощённая модель.

Например, мы не учитываем возможность вылечиться. Эту возможность легко моделировать, предположив, что некая доля q заболевших лечится через t дней. То есть, нужно вычесть из общего количества N(d) — q*N(d-t). Видно, что эта поправка ничего существенно не изменит — за время выздоровления масштаб эпидемии успел измениться.

Мы также не учитываем факт возможности для заражённого человека встретить другого, уже заражённого человека. В видео этот вариант рассматривается: вместо экспоненты получается сигмоида, которая неотличима от экспоненты в начале, а потом перестаёт быстро расти, достигая 100% заражения всего доступного населения. Я не буду подробно останавливаться на этой части.

Мы не учитываем тот факт, что люди встречаются не со случайными людьми из всего населения земли, а всё время с одними и теми же: соседями, коллегами и т.д. В видео рассматривают вариант с кластерами и показывают, что малого количества путешественников между кластерами достаточно для того, чтобы конечный результат практически не отличался от нашей экспоненты.


Как же всё это может остановиться? Только, когда уменьшатся E и p. Вариант уменьшения p после того, как мы заразили всё население, мы уже рассмотрели, лично меня он не интересует. Какие ещё есть варианты? И вот здесь становятся понятными разнообразные меры наших правительств. Нам нужно изменить наше с вами поведение.

Уменьшить N — встречаться с меньшим количеством людей в день. Макрон вчера чётко сказал: никаких семейных встреч, никаких дружеских пробежек. Ничего, без чего можно пережить. Французские врачи с ним согласны, они замутили флешмоб #restecheztoi — буквально «сиди дома».

Уменьшить p — никого не трогать, чаще мыть руки, чихать в локоть, не лезть пальцами в рот / нос / глаза.


Дальше уже не перевод видео, а лично мои соображения.

Насколько все эти меры действенны? Ну вот снизим мы N*p с 1.15 до 1.05 — и что?
Тут снова вступает простая математика, на уровне калькулятора. Но настолько контринтуитивная, что я предлагаю всем проверить расчёты. Иначе не так вставляет.

С множителем 1.15 за каких-то 100 дней (то есть к концу июня этого года) количество больных вырастает в 1 000 000 (один миллион) раз. С множителем 1.05 — в 100 (сто) раз.
100 — это очень много. А 1 000 000 — это просто невообразимо. Если у нас останется 1.15, то планы на следующий год можно не строить. Если будет 1.05, то можно молиться на врачей, учёных и просто удачу. Так что, сидите дома и мойте руки. И расскажите об этом своим родным.


Если же вам по каким-то причинам кажется, что всё это происки каких-то хитрецов, которые хотят нажиться на спаде рынка — храните этот секрет для себя. Покупайте акции, инвестируйте, раз уж вам кажется, что таким образом вы сможете присоединиться к этим загадочным хитрецам. Но не рассказывайте об этом никому. И вам же хуже (а ну как все бросятся одновременно с вами покупать подешевевшие активы!), и нам (люди не поверят в серьёзность ситуации и выйдут из дому).

Истории же про то, какие именно спецслужбы создали вирус, и почему они выпустили его именно сейчас и именно в Китае, лично мне кажется достаточно безобидными. Я заинтересуюсь этими вопросами, когда мы победим эту эпидемию. Например, в случае, если будет ясно, что она была человеческого производства, чтобы не допустить такого в будущем. Но об этом я подумаю потом.


Возвращаясь к вопросу, когда всё это закончится — это уже не математика, а биология, здесь я некомпетентен. Может повезти, как в 2002 году, когда эпидемия остановилась на нескольких тысячах. Может не повезти, как в 1918 году, когда испанка заразила 500 миллионов человек (больше четверти всего населения Земли).
Дай бог здоровья учёным, ну и немного удачи нам всем.

То, где математика вступает вновь — это интерпретация прошедших событий. Можно ли сказать, что в 2002 году мы все облажались, поверив в риск, которого на самом деле не было? Мне кажется, что правильнее говорить, что мы поверили в риск, который на самом деле не реализовался.

Простой пример: представим, на Землю летит огромный астероид, но учёные не могут сказать достоверно, пролетит он мимо или врежется. В итоге мы все готовимся к столкновению — а астероид пролетел мимо. Можно ли говорить, что готовившиеся к катастрофе облажались? Это примерно так же, как считать облажавшимся купившего страховку, если у него в итоге не сгорел дом, он не сломал ногу, у него не умер ребёнок.
Можно говорить, что готовиться не к чему, что риска (астероида или вируса) нет вообще, или что их риск намеренно раздут. Но нельзя говорить о ненужности подготовки, если существовавший риск просто не реализовался.

Ну и — Штирлиц знал, что из разговора лучше всего запоминается последняя фраза, — если на нас летит астероид, и учёные говорят, что, сидя дома и моя руки, мы существенно увеличим вероятность того, что он пролетит мимо...