Category: коронавирус

Category was added automatically. Read all entries about "коронавирус".

2017

Cour de justice de la République

Прочитал в Le Monde о том, что во Франции есть специальный суд для того, чтобы судить членов правительства за преступления, которые те совершили во время своего мандата. Интересен сам по себе факт существования такого органа. С одной стороны, понятно, что нельзя судить правительство по той же процедуре, что и «обычного человека» — у них каждый чих потенциально можно рассматривать то как оскорбление, то как создание опасности для жизни и здоровья граждан :-) С другой, очевидно, что раздавать иммунитет налево и направо тоже не хочется, и некоторых из ныне действующих политиков нам всем хотелось бы видеть на скамье подсудимых. С третьей, подавляющее большинство подобных «преступлений» вполне можно «карать» демократическим путём — голосованием на следующих же выборах. Много интересных мыслей по этому поводу.

В газете же не просто ликбез, а рассказывают о том, что бывшего министра здравоохранения Франции сейчас судят (с смысле «расследования», когда судья выясняет степень вины, а не уже «процесса», когда судья принимает решение) как раз по статье об опасности для жизни и здоровья — в контексте ковида. Пишут, что с начала эпидемии суд получил 14500 жалоб от граждан, в основном написанных под копирку с предлагаемых разными адвокатами шаблонов (вот и до Франции докатывается то, о чём мы до сих пор только лишь читали в американских детективах). Основная масса жалоб идёт в мусорку, но 16 жалоб суд счёл достаточно обоснованными, чтобы начать по ним расследование. В основном — решения правительства, приведшие к нехватке медицинского оборудования (=отсутствие решений, приведших к наличию оборудования), а также сделанные в начале эпидемии заявления по поводу бесполезности масок.

Президент и правительство (бывший министр из «правящей партии») демонстративно отказываются от всяческих комментариев — разделение властей, все дела. При этом и они за кулисами, и сами журналисты проговаривают риск паралича власти в случае осуждения министра. Действительно, если не признавать за властью права на ошибку, мы загоним себя в ситуацию, когда министру будет себе дороже делать что-то на самом деле, проще имитировать бурную деятельность.

Возвращаясь к самой Аньез Бюзен, она была министром здравоохранения с 2017 года по 16 февраля 2020. Напоминаю контекст: первые больные ковидом появились во Франции 24 января, первая смерть от ковида — 19 февраля, первые запирающие людей по домам меры — 17 марта. Ушла Бюзен из правительства по совершенно иным причинам — она баллотировалась на пост мэра Парижа, и предвыборная кампания никак не была совместима с должностью министра.

За что же её судят? В июне 2020 года она давала интервью, в котором призналась, что ещё в январе 2020 года для неё был очевиден риск страшной эпидемии. Она, очевидно, информировала правительство, посоветовав отменить / перенести выборы мэров. При этом все помнят как её официальные заявления о слабом уровне опасности («risque très faible»), так и сам факт участия в выборах.

Снова напомню контекст: выборы тогда были не только в Париже, и по этому поводу тоже сломано огромное количество копий. Насколько было возможно взять и перенести выборы, чтобы миллионы людей не собирались на избирательных участках? Во Франции очень сложная процедура определения правил выборов, и сделана она именно для того, чтобы никто, под прикрытием благих намерений, не мог узурпировать власть, последовательно отменяя все выборы. В итоге первый тур провели, а второй сначала отменили (перенесли без указания точной даты), но в итоге провели в конце июня, когда эпидемия была явно не на волне.
2017

Эффект вакцины от ковида

Разговорились с друзьями о том, как во Франции сегрегируют привитых и непривитых :-) Уже какое-то время вход в рестораны, например, только по pass sanitaire — либо прививка, либо тест, либо справка о том, что человек переболел. В ходе разговора наткнулся на данные, которых я уже давно ждал — Tous Anti Covid, оказывается, публикует отдельные статистики обнаружения ковида среди вакцинированных и не вакцинированных. Разница примерно на порядок: на 100 000 тестов у первых всего 45 положительных результатов, тогда как у вторых — 359. Это при том, что вакцинированные явно сдают тесты только при наличии каких-то причин: симптомы болезни, прямой контакт с больными и пр., то есть, при прочих равных у них количество положительных тестов должно быть выше.

Так что, отпал ещё один аргумент, почему люди не вакцинировались. Остался только «а вдруг потом мы узнаем о каких-то побочных эффектах вакцины», но этот аргумент невозможно убрать. Лично у меня против него есть симметричный вопрос «а вдруг мы потом узнаем о каких-то побочных эффектах ковида» (для совсем циников можно спрашивать о положительных побочных эффектах от вакцины — ну или об отрицательных эффектах отсутствия вакцины). То есть да, у нас потенциально есть какие-то риски, о которых мы ничего связного сказать не можем. Но они же есть как в одну, так и в другую сторону, так ведь?
2017

Тесты COVID для иностранцев

Какое-то время назад у нас сделали платными тесты для иностранцев. Я не совсем понимаю смысл этой меры — наоборот, радовался, когда Франция предлагала бесплатные тесты для всех, кто согласен протестироваться: в наших общих интересах, чтобы люди как можно быстрее узнавали, что они болеют / заразны. И ладно бы ещё сделали тесты платными для местных (это тоже делают с осени) — лишние траты могут подтолкнуть сомневающихся к вакцинации. Но туристов-то сложно мотивировать, зачем их отпугивать?

Тем не менее, первый раз наткнулся на эту процедуру с Эдуардом, просто сюр. Приехали в лабораторию, там нужно заполнить электронный формуляр, где самое главное поле (жирным-красным-мигающим: обязательно к заполнению!) — это номер французской страховки. Подхожу, объясняю: иностранец, страховка немецкая, что делать? А, говорят, это поле необязательное, заполняйте так! Но если его не заполнить, то результаты мы вам не дадим, потому что нужно заплатить. А заплатить вы не можете, потому что у нас оплата не предусмотрена — нет ни кассы, ни аппарата. Поэтому мы вам поковыряемся в мозгу, засунем найденное в пробирку и выдадим вам. А вы сами отвезёте эту пробирку в центральную лабораторию, где с вас возьмут деньги, а потом пришлют результаты. Отличный план, говорю! Сам про себя думая, как они это объясняли бы не говорящему по-французски туристу. Надо сказать, конечно, что мы были в таком месте, где туристов вообще не бывает (Saint-Cyr-l’Ecole), но тем не менее.

А уже через 10 дней делали тест Поле, и то ли в более простую лабораторию попали (это вообще была аптека в нашем городе), либо за эти дни как раз доработали процедуру (я в основном для того и записываю про ковид: настолько быстро всё меняется, что уже через месяц можно перечитывать старые записи и удивляться, как всё стало по-другому). Но всё было крайне просто: приходишь в аптеку, тебе на месте делают тест, тут же берут деньги, и тут же выдают результат.

Цена в районе 30-40€, хоть за PCR, хоть за antigénique.
2017

Сдача теста в условиях стресса

Устроил себе на пустом месте нервотрёпку. Анюта спонтанно собралась поехать с Натаном в Германию, друзей повидать. Долго сидели, выбирали билеты чтоб поудобнее, да подешевле — выходили, очевидно, без права обмена. Нажали на последнюю кнопку, и тут в голову приходит светлая мысль: а что там на границе? Читаем: с 1 августа Германия ужесточает условия въезда на свою территорию — билеты взяли, очевидно, на 1 августа, назавтра. На календаре суббота, на часах — после обеда, по старой французской традиции всё закрыто до понедельника. А нам нужен тест для Натана.

1. Пытаемся искать какие-то лаборатории, делающие тесты в субботу после обеда. Ближайший десяток закрылся в 13:00, приходите в понедельник — если кто-то задавался вопросом о жуткой «сезонности» количества заболевших во Франции с чётко выраженным 7-дневным циклом, то вот вам объяснение. Наконец, находим контору, которая говорит, что у них есть лаборатория в Neuilly, работает допоздна. Поехали!

2. Уже по пути нашли ещё одну лабораторию, в Suresnes — туда тоже полчаса езды, но чуть удобнее для наших дальнейших планов. Приезжаем туда, лаборатория есть, закрыта в 13:00. Перезваниваем: как же так, вы же говорили? Да, ошиблись, наверное, простите. И что мне теперь делать? Езжайте в Париж, там открыто. А как же Neuilly? А нам оттуда только что позвонили, попросили больше людей не присылать, там уже безумные очереди.

3. Едем в Париж. По пути отчаянно гуглим другие лаборатории, смотрим по сторонам — вдруг где стоит мобильная лаборатория? В Булонском лесу видим такую. Тормозим: тест ковид, бесплатно, результат через 15 минут! Встали в очередь, протестировали нашего мальчика. Результат через 5 минут, на какой-то от руки написанной бумажке, с кучей исправлений (типа моё имя зачёркнуто, вписано имя сына). А можно «нормальный» результат, чтобы его на границе можно было показать? А, говорят, а вы не в парк разве? И тут я понимаю, что палатка стоит буквально напротив входа в Parc d’acclimatation, и всех, кто туда пытается зайти без pass sanitaire, заворачивают в эту палатку. Нет, говорю, мне на поезд. Тогда результат придёт на телефон, по номеру, который вы нам оставили. Ну... ок.

4. Поехали на вакцинацию. Вообще-то у нас изначально было предусмотрено сделать в этот день мальчику вторую прививку, чтобы он тоже смог хотя бы на какое-то время забыть об этих тестах. Приехали в Velizy, встали в очередь, сделали.

5. Воскресенье утро, результата нет. Стоит ли говорить, что он так и не пришёл. Итого, у нас через несколько часов поезд, а на руках только рукописная бумажка. На которой — я только сейчас вижу — нет даже даты. Лажа :-) Поехали на вокзал? Там же явно что-то предусмотрено для таких, как мы!

6. Приехали на вокзал, Gare du Nord. На входе огромными буквами: тест ковид, −2 этаж вокзала. Спустились, искали, нашли (оказался в зоне RER — привет туристам!). Закрыт, ибо воскресенье. Начинаем бегать по вокзалу и близлежащим улицам — голяк. Я как назло телефон дома забыл, то есть мы даже разойтись для более эффективного поиска не можем.

7. У меня уже руки опускаются, но Анечке приходит в голову светлая мысль: пойдём на другой вокзал? Здесь рядом Gare de l’Est. Я совершенно не понимаю, чем один вокзал может быть лучше другого — с обоих отходят поезда заграницу, причём с нашего даже больше. Но всё равно пошли — бинго, есть открытая аптека, и там делают тесты!

8. Первый вопрос: мы вчера сделали прививку, она влияет на результаты теста? Нет. Тест сделали за 30 минут до отправления. Мы с Натаном ушли сразу после сдачи теста (покупать еду в дорогу, забрать забытые в машине вещи), оставили Анюту ждать результаты. Место встречи — у входа на платформу с нашим поездом. Результат Анечка получила за 15 минут до отправления. От вокзала до вокзала как раз минут 15 пешком, она прибежала за 5 минут до отправления поезда.

Уфф, поехали! Я практически уверен, что никто этот тест не проверял. Официально Германия заявляет, что проверять будут крайне редко, но в те случаи, когда кого-то найдут с нарушением правил — штраф 25 000 €.

Возвращаясь к нервотрёпке: я жутко стрессовал, пытался хотя бы окружающим жизнь не портить. Анюта при этом была полный дзен: во-первых, всё получится, а во-вторых, даже если и не получится?

Завтра они уже домой возвращаются. Интересно, Натану нужен тест для обратной дороги? :-)
2017

Об эффективности вакцины

Очень интересно было бы сравнить процент вакцинированных среди заболевших ковидом — с процентом вакцинированных среди населения. Le Monde пишет о сложностях такого сравнения.

Начать со сложности технической: во Франции очень строгая защита личной информации, поэтому база заболевших и база вакцинированных изначально делались без возможности связи между ними. По конкретно этому поводу вроде как уже решили забить на свободу во имя безопасности, но технически воссоздать связь достаточно сложно, никаких дат не сообщают.
В этом месте нельзя не порадоваться эффективности российской системы учёта, позволяющей — пусть и против желания создававших базы данных властей — видеть достаточно достоверную статистику :-)

Возвращаясь во Францию: за последние дни несколько человек озвучили статистику вакцинированных среди заболевших. В разных выборках и у разных чиновников она была от 0% до 6%. И тут Le Monde отмечает множество моментов, которые показывают, насколько сложно выдавать и анализировать подобные цифры:
* Под «вакцинированными» подразумеваются «полностью вакцинированные», то есть обычно это два укола + 14 дней. Для справки пишут, что во время выборки во Франции доля полностью вакцинированных была порядка 1/3, сейчас приближается к 1/2 (в нашей семье 2/3 ;-> к середине августа будет 1).
* Под «заболевшими» зачастую подразумеваются «симптоматические заболевшие», в таком случае изначальная выборка — это люди, попавшие в больницу, и уже среди них смотрели, сколько было вакцинированных.
* А если брать людей, сдающих тесты, то анализ затрудняется неслучайностью выборки — вакцинированные люди реже спонтанно сдают тест, ну а с новыми правилами pass sanitaire этот перекос будет существенно сильнее.

Результат всё равно прекрасный: как ни считай, вакцина отлично работает и защищает. Даже если предположить совершенно невероятный сценарий, когда все вакцинированные заболели ковидом, но мы их не видим в больницах, потому что у них асимптоматическое течение болезни — это тоже прекрасный результат, особенно для самих вакцинированных. Но не стоит ждать простой циферки, которая объяснит всё.
Это мы поняли ещё год назад, когда пытались придумать, какой показатель мог бы позволить оценить размер эпидемии в каждой стране, а ещё лучше сравнить разные страны. Объективно — никакой. Но тенденции видны. Так и тут, похоже. Да и везде. Сложный мир невозможно описать простыми и точными индикаторами. Простота всегда приносит упрощение.
2017

Привились!

Неделю назад во Франции открыли вакцинацию для всех желающих (с 18 лет — детям пока ещё нельзя). Единственное ограничение для «неприоритетных» (то есть, моложе 55 лет) — можно забивать время только на следующий день, если остались места. Понятно, что сайт бронирования тут же просел: те редкие возможности, которые там появлялись, улетали буквально за доли секунды. Наша (такая же мотивированная, как и мы) подруга умудрилась забронировать себе время в первый же доступный день, но в аэропорту Бове — это чуть больше часа езды в один конец. После её рассказа о том, как там всё прекрасно организовано, мы подумали, что гарантировано провести час в машине или риск провести час в бардачной очереди — не такая уж и большая разница, и забронировали себе там же.

Для памяти опишу процесс: сидишь на страничке Doctolib, нажимаешь F5 раз в пару секунд. Практически всегда вылетает «мест нет», но раз в пару минут место появляется. Кликаешь на него, сайт предлагает тебе выбрать время второго укола, и тут же выбрасывает сообщение «пока вы думали, кто-то уже забронировал выбранное вами время». Но если кликать не глядя, то можно что-то и забронировать. Именно так, где-то через час такой медитации, нашлось нам время в Бове.

Удивительный момент — формально можно бронировать только «на завтра», но на деле сайт время от времени выкидывал и другие даты, даже если ты чётко сказал, что нет, ты не в приоритете. Таким образом получилось, что я себе и Анюте забронировал даже не на один и тот же день. Ехать в Бове дважды совсем не хотелось, решили съездить вдвоём: может на месте скажут, что у них как раз одна доза завалялась, и назавтра можно не ехать.

А утром в день прививки проверил на сайте, и там назавтра оказалось место в Saint-Cyr — существенно ближе. Забронировал для Анюты, отменил Бове. За прививкой пошли вместе — та же логика, вдруг остались какие-то лишние дозы? Пришли к открытию (воскресенье, 9 утра), и свободные дозы ещё были, меня вместе с Анютой пропустили.

Укол как укол (у нас был BioNTech-Pfizer), никаких особых ощущений, кроме лёгкой боли в плече на следующий день (примерно как от синяка). Анюте сказали, что одного укола достаточно (она в октябре болела ковидом), мне назначили вторую дозу через 6 недель. Тут же выдали бумажки о вакцинации (с кодом для программки в телефоне — к слову, код именной).


Общее ощущение от процесса — по рассказам друзей я ожидал вообще какого-то фантастического мега-оптимизированного конвейера, типа McDrive. На деле оказалось просто хорошо организовано, без фанатизма. Наш центр вакцинации был в старых яслях — мы переспросили, что это за здание, потому что там реально были крошечные раковины, явно всё для детей. Мне показалось излишним количество слоняющегося по центру персонала, но Анечка сказала, что это мы такие умные и сознательные — заранее всё прочитали, скандал не закатывали, в обморок не падали. А приди туда «нормальные» люди — «запасной» персонал вполне мог бы и пригодиться.

И действительно, за нами в очереди стоял явно желавший поговорить хотя бы с кем-нибудь дядька. Услышал русскую речь — начал рассказывать о своей подруге из Санкт-Петербурга. Потом поставил какую-то русскую попсню на громкую связь. Потом рассказывал, как он освоил facebook. Уже в зале ожидания, после укола (просят подождать 15 минут, прежде чем идти домой — мало ли что) слышали, как он же выяснял, почему у него с товарищем были разные даты на второй укол. Легко представить: направь он всю эту свою энергию не на налаживание международных отношений или праздное любопытство, а на выяснение отношений с мед.персоналом, для его успешного вакцинирования или хотя бы отфутболивания и понадобилось бы те самые несколько «запасных» человек на входе :-) Да и мы сами, в общем-то, с удовольствием спрашивали про ясли, пользуясь тем, что не все винтики были загружены на 100%.


После вакцины в очередной раз повторили, что это не панацея, и уж точно не разрешение на возвращение к жизни без каких бы то ни было ограничений. Мы, только за день до этого обсуждавшие заболевших после двух прививок друзей, согласно покивали. Посмотрим, что дальше будет. Об общеевропейском «ковид-паспорте» всё никак не договорятся, и летом, похоже, придётся лавировать между законами разных стран. А то и применениями этих законов на местах разными чиновниками...

Update: уже на следующий день приняли таки положение о европейском паспорте.
2017

2020 год в городе

Разобрал фотографии за 2020 год. В этом году их было немного. Тем не менее, на пару постов набралось: «дома» и «вне дома». Здесь — «вне дома».

В самом начале года начал замечать рекламу с однополыми парами — мелочь, а приятно. Становится нормой постепенно. Тогда же мы наконец-то увидели настоящие жёлтые жилеты, до сих пор видели их только по телевизору (и то, если честно...). А тут прямо вот как обещали — мужики в жилетках, на круговом перекрёстке, с плакатами.


Collapse )
2017

Les idées claires sur le Covid-19

Le Monde оформил нынешние знания про вирус и эпидемию в серию тематических статей, на мой взгляд очень толковых. Они явно подчёркивают, что является знанием, что консенсусом, а что — мнением большинства. И наоборот: что опровергнуто, что подвергается сомнению, а что является мнением меньшинства (например, версия о секретной китайской лаборатории: не опровергнуто, не доказано, маловероятно, но есть и вполне компетентные люди, которые в это верят). Мне очень нравится такой подход.

Статей 7, всё только на французском:
1. Опасность вируса
2. Передача / заразность
3. Маски
4. Карантин / ограничение перемещений
5. Варианты вируса
6. Вакцины
7. Происхождение
2017

Влияние COVID на смертность

В Institut des Actuaires сделали доклад на эту тему, как можно было не послушать? :-)

В двух словах, человек пытается показать, что смертность от ковида пропорциональна обычной смертности (слайд 5). Под «обычной» смертностью он подразумевает «смертность без учёта смертей от внешних причин» — убийства, самоубийства, автокатастрофы и пр. То есть «смертность от болезни, по здоровью». В этом смысле очень интересно посмотреть на график «общей» смертности и «обычной», точнее на их расхождение. И задуматься, какой же фигнёй занимаются мальчики до 40 лет, что у них такая огромная «смертность от внешних причин»? Никакого сюрприза, конечно, но всё равно, впечатляет увидеть этот график своими глазами.



В качестве модели смертности от ковида автор предлагает простую формулу AIR: X = A*I*R, где X — смертность от ковида, A — общая смертность, I — множитель заражения, R — множитель смертности заражённого. Сама по себе модель может быть, конечно же, какой угодно, интересно поведение этих множителей от различных факторов. Если они меняются индивидуально, от человека к человеку — то никакого интереса такая модель не представляет. Если же видны какие-то константы или хотя бы закономерности — модель можно использовать в предсказательных целях.

Дальше автор разбивает людей на группы по возрасту и по тому, что во Франции называют groupe socio-professionnel, то есть какие-то однородные по своему составу (характеристики, поведение и пр.) группы. В отличие от Франции, в Великобритании (автор из Эдинбурга) не стесняются расовой классификации, поэтому там не только сегментация по доходам, образованию и типу работы (рабочий, колхозник, офисная крыса, начальник, артист, пенсионер, безработный), но и этнические группы.

И вот выходит, что R очень слабо зависит от всей этой классификации. То есть, когда мы говорим «от ковида умирают только старики», это можно переформулировать как «ковид убивает в z раз больше обычного, а обычно умирают только старики, поэтому на стариках эффект ковида виден лучше». Тут автору задали вопрос про разные медицинские эффекты — насколько больше умирают те, у кого и так уже есть какие-то проблемы со здоровьем. Он ответил чуть позже, на странице 17, примерно в том же духе: да, люди, у которых лишний вес, диабет и прочее, они быстрее умирают от ковида — но и без ковида они умирают быстрее. Точно посчитать у него не получается (сложный доступ к данным), но не факт, что будет какой-то другой результат.

Фактор I ведёт себя достаточно предсказуемо. На странице 12 автор приводит несколько определяющих его значение параметров:
* От пола он практически не зависит
* Очень слабая зависимость от уровня доходов (но всё же, чем меньше денег — тем больше риск, об этом он поговорит позже)
* Возраст влияет — молодёжь (18-24 года) заражается существенно проще, чем остальные категории населения. От себя добавлю: то ли из-за стиля жизни (тусовки, вечеринки), то ли потому что они неправильно поняли, почему смертность видна только на стариках (нам пофиг, ковид молодых не задевает!)
* География конечно же влияет — с точки зрения I лучше жить в жопе мира, чем в центре Лондона
* Раса влияет — у белых I самый низкий. Но тут тоже он позже попытался декоррелировать от всего остального
* У мед. персонала I вдвое больше среднего. Но самый ужас — у client-facing care home worker (я не совсем понял английский термин — это те, кто, условно, ухаживает за стариками, или уборщики дома туда тоже попадают?), у них I втрое больше.
* Вполне предсказуемо, что с размером семьи (количество людей, живущих под одной крышей) I тоже растёт. Эффект чисто математический, но не он ли объясняет постоянно всплывающую в израильских блогах тему о том, как «религиозным всё пофиг»? Может, у них больше заражённость только потому, что семьи большие, а не из-за какого-то их особого поведения?

Слайды 13-15 разбирают эффект дохода. Обычная смертность растёт с уменьшением доходов — это всем известный факт (серые прямоугольники). Смертность от ковида (синие прямоугольники) тоже растёт с уменьшением доходов, и даже кажется, что она растёт существенно быстрее, особенно на последних трёх децилях. Но мы видели, например, что в Лондоне ковида было существенно больше, чем где бы то ни было по стране, и при этом именно в Лондоне же больший процент бедных людей. Если попытаться декоррелировать хотя бы географический фактор (тут сложность из-за разной детализации данных — здесь автор вынужден перейти к данным общей смертности, он не смог исключить смертность от внешних причин), то эффект бедности становится существенно меньше: красные полоски — общая смертность, серые — наблюдаемая смертность от ковида, жёлтые — после того, как убрали эффект географии.




Вторая тема доклада — насколько можно говорить просто об ускорении смертности? То есть, нет ли такого эффекта, что от ковида умирают те, кто и так умер бы — не в этом году, так в следующем? (Майк, привет, это твоя тема!) В таком случае общий эффект на населении был бы существенно ниже — повышенная смертность этого года практически компенсировалась бы пониженной смертностью следующего. Понятно, что мы предполагаем, что эпидемия когда-то остановится. Ключевой вопрос долгосрочных последствий болезни на не имевших никаких осложнений больных ковидом — но вроде как пока что нет никаких оснований уверенно утверждать, что такие последствия есть.

В такой постановке задачи достаточно цинично, но очевидно, что ковид «оздоравливает» выжившую популяцию. Как лиса в курятнике: если она съела самых слабых, то в живых остались самые сильные. Дальше автор пытается построить модель и численно оценить этот эффект, но мне эта часть показалась не такой интересной. Да, с точки зрения актуария (принятие решения о сценариях смертности) это очень важный вопрос, но насколько же там всё вилами на воде писано. И даже в построенных и откалиброванных по имеющимся данным моделях эффект получается слабым. Так что эту часть можно пропустить.

Интересен слайд 25, где автор пытается сделать какие-то выводы о грядущей смертности, исходя из общих соображений:
* От рака и прочих болезней смертность должна краткосрочно вырасти — во время ковида люди перестали диагностироваться и лечиться
* От болезней дыхательных путей смертность может снизиться — эффект «умерли самые слабые». При условии, что мы не обнаружим какого-то супер-разрушающего эффекта у переболевших ковидом здоровых людей
* Есть совершенно неоцениваемый эффект научного прогресса — денег в исследования сейчас вбухали без счёта. Аналогично с деньгами в развитие медицины — дай бог, чтобы эти бюджеты оставались с нами подольше
* Эффект смены паттернов поведения тоже нереально предсказать. Кто-то перестал стрессовать по пути на работу, а кто-то перестал заниматься спортом. И уж точно все стали больше пить алкоголя (добравшийся до этого места читатель может нервно похихикать и задуматься)
* Экономический эффект — я ожидал, что автор упомянет специфику Франции, где ковид практически не отразился на уровне безработицы (у нас государство вбухивает в поддержание рабочих мест ещё больше денег, чем в исследования), но по Великобритании он прошёлся — на смертности эффект от безработицы явно будет виден
2017

Наш ковид

Итак, предыдущая серия окончилась на том, что у Анюты нашли ковид.

На этом месте мы сначала долго ржали. С одной стороны — ну да, страшно, новая и неизвестная болезнь, «но у тебя к-вид, а значит мы умрём». Но с другой стороны — как? Как она умудрилась?! Натанкин каждый день ездит в школу на переполненном автобусе. Я на работу — это автобус и электричка. Анюта сидит дома с февраля, изредка выходит воздушком подышать на нашу практически всегда пустую улицу. Когда она смогла подцепить заразу — мы так и не поняли. Но тест явно не ложно-положительный, её достаточно быстро развезло. Как при гриппе: ломка в теле, слабость, кашель.

Результаты пришли вечером во вторник. Весь оставшийся вечер мы провели на телефоне. Отменяли все личные встречи на будущие дни, предупреждали всех виденных за прошедшую неделю (оказалось, не так много — де факто карантин, оказывается, продолжается). А со среды мы с Натаном уже тоже сидели дома, на более строгом карантине, чем весной — теперь-то мы точно знали, что рядом с нами зараза (гусары, молчать). День рождения мальчика провели достаточно скромно.

Отвели Анюте «чумной барак» — спальную комнату с туалетом и душем (нам ванную), плюс гостевую для работы (спустили туда маленький стол). Две комнаты в её распоряжении позволяют хоть как-то соблюдать рекомендации по вентилированию помещений — раз в час, конечно, никто не открывал окна, но хотя бы пару раз в день она переходила из одной комнаты в другую, проветривая первую. Натанкин остался у себя, учится в зале. Я сделал себе garçonnière наверху, рядом мой «кабинет». Строгий протокол: если каким-то образом оказались в одном с Анютой помещении — все надеваем маски. Анечка не трогает ничего лишнего, а я мою руки всякий раз, когда трогаю её посуду. Разговариваем через дверь, любуемся друг другом через окно.

Врач сказал, что никакого лечения, делать нечего, надо просто ждать. Нам пересдать тесты через неделю.

В какой-то момент заметили, что У Анюты пропало обоняние — это было самое страшное, потому что постоянно хочется чего-то вкусненького, а оно всё резиновое. Потом пропало обоняние у меня. Но как-то странно и частично: запах сырой курицы или уксуса (!) я не слышу, но при этом оливковое масло и хлеб — слышу. Видимо, психосоматика. Я нарочно старался не читать симптомы коронавируса, но в какой-то момент подсел на подкаст Ильи Колмановского (кстати, очень рекомендую, там была, в частности, шикарная история о том, как в Замбии распространяли песню про коронавирус, потому что устная традиция там работает лучше радио, и ей как минимум верят), и всякий раз, когда там упоминался какой-то симптом, я немедленно вспоминал, что вот же, со вчерашнего дня у меня как раз он!

В понедельник я пошёл снова сдавать тест. Натанкин сказал, что бессмысленно рано вставать — всё равно папа болен, а значит эта песня ещё на пару недель. В лабораторию очередь вдоль всего дома, за угол, и потом ещё два раза по столько же. Я пришёл в 8, простоял до 10, не дошёл даже до угла. Но в этот момент вышла медсестра, спросила, у кого есть симптомы (я уверенно поднял руку — к тому времени я был уже на 6 выпуске подкаста и чувствовал себя совершенно больным), нас записали на в исключительном порядке открывшиеся после обеда слоты.

После обеда пошли в лабораторию вместе с мальчиком. Я успел его убедить сдать анализ — если вдруг (чудо! чудо!) мы оба не заболели, то с результатом теста он сможет поехать в лагерь (на этих выходных уже школьные каникулы, и у него был запланирован очередной пионерлагерь по компьютерным игрушкам...). Пришли, там нам попалась та прекрасная медсестра, которая 4 года назад рассказывала про праздник паровозов. У неё действительно лёгкая рука — и тогда она единственная смогла взять у Натана кровь, и в этот раз она чуть ли не ещё глубже засовывала нам в мозг палочки, но при этом было не так неприятно. На следующий же день результаты: здоровы!

Звоню на работу, потому что по нашим внутренним правилам нужно дождаться «выздоровления» Анюты, потом сдать тест, и если он негативный — можешь возвращаться в офис (не то, чтобы я горел...). А что такое «выздоровление»? Ей врач даже не сказал делать тест — заразность в любом случае за неделю проходит, а наличие болезни мы можем отследить и по симптомам. К тому же, каков бы ни был результат, он ни на что уже не влияет в нашем поведении. Наш RH выслушал мою историю и сказал, что в таком случае я могу возвращаться на работу хоть завтра. В школе тоже сказали, что рады будут на прощание увидеть нашего мальчика (сегодня последний день четверти). Из лагеря тоже ответили «пускай едет». Всё, официально этот эпизод эпидемии для нас закончился.


На работе N немедленно надел маску. У нас достаточно просторный офис, он скорее на 6 человек, но одно место занимает Bloomberg, ещё один коллега ушёл летом, его до сих пор не заменили. Плюс, во время эпидемии мы вообще редко когда все собирались. В итоге правила, конечно, предписывают ношение масок, как только в одном помещении более одного человека (вне зависимости от размеров помещения), но мы между собой договорились, что пока что сидим без масок, а как только это кого-то начнёт напрягать — поговорим ещё раз. Спросил у коллеги, надеть ли мне маску — он сказал, что сам посидит в маске до вечера, подумает, а там посмотрим.

Это было вчера, сегодня и завтра я работаю из дома, а с понедельника у нас уже комендантский час, ждём новых распоряжений от руководства. Так что, непонятно, когда я в следующий раз встречу своих коллег.