Category: коронавирус

Category was added automatically. Read all entries about "коронавирус".

2017

Об эффективности вакцины

Очень интересно было бы сравнить процент вакцинированных среди заболевших ковидом — с процентом вакцинированных среди населения. Le Monde пишет о сложностях такого сравнения.

Начать со сложности технической: во Франции очень строгая защита личной информации, поэтому база заболевших и база вакцинированных изначально делались без возможности связи между ними. По конкретно этому поводу вроде как уже решили забить на свободу во имя безопасности, но технически воссоздать связь достаточно сложно, никаких дат не сообщают.
В этом месте нельзя не порадоваться эффективности российской системы учёта, позволяющей — пусть и против желания создававших базы данных властей — видеть достаточно достоверную статистику :-)

Возвращаясь во Францию: за последние дни несколько человек озвучили статистику вакцинированных среди заболевших. В разных выборках и у разных чиновников она была от 0% до 6%. И тут Le Monde отмечает множество моментов, которые показывают, насколько сложно выдавать и анализировать подобные цифры:
* Под «вакцинированными» подразумеваются «полностью вакцинированные», то есть обычно это два укола + 14 дней. Для справки пишут, что во время выборки во Франции доля полностью вакцинированных была порядка 1/3, сейчас приближается к 1/2 (в нашей семье 2/3 ;-> к середине августа будет 1).
* Под «заболевшими» зачастую подразумеваются «симптоматические заболевшие», в таком случае изначальная выборка — это люди, попавшие в больницу, и уже среди них смотрели, сколько было вакцинированных.
* А если брать людей, сдающих тесты, то анализ затрудняется неслучайностью выборки — вакцинированные люди реже спонтанно сдают тест, ну а с новыми правилами pass sanitaire этот перекос будет существенно сильнее.

Результат всё равно прекрасный: как ни считай, вакцина отлично работает и защищает. Даже если предположить совершенно невероятный сценарий, когда все вакцинированные заболели ковидом, но мы их не видим в больницах, потому что у них асимптоматическое течение болезни — это тоже прекрасный результат, особенно для самих вакцинированных. Но не стоит ждать простой циферки, которая объяснит всё.
Это мы поняли ещё год назад, когда пытались придумать, какой показатель мог бы позволить оценить размер эпидемии в каждой стране, а ещё лучше сравнить разные страны. Объективно — никакой. Но тенденции видны. Так и тут, похоже. Да и везде. Сложный мир невозможно описать простыми и точными индикаторами. Простота всегда приносит упрощение.
2017

Привились!

Неделю назад во Франции открыли вакцинацию для всех желающих (с 18 лет — детям пока ещё нельзя). Единственное ограничение для «неприоритетных» (то есть, моложе 55 лет) — можно забивать время только на следующий день, если остались места. Понятно, что сайт бронирования тут же просел: те редкие возможности, которые там появлялись, улетали буквально за доли секунды. Наша (такая же мотивированная, как и мы) подруга умудрилась забронировать себе время в первый же доступный день, но в аэропорту Бове — это чуть больше часа езды в один конец. После её рассказа о том, как там всё прекрасно организовано, мы подумали, что гарантировано провести час в машине или риск провести час в бардачной очереди — не такая уж и большая разница, и забронировали себе там же.

Для памяти опишу процесс: сидишь на страничке Doctolib, нажимаешь F5 раз в пару секунд. Практически всегда вылетает «мест нет», но раз в пару минут место появляется. Кликаешь на него, сайт предлагает тебе выбрать время второго укола, и тут же выбрасывает сообщение «пока вы думали, кто-то уже забронировал выбранное вами время». Но если кликать не глядя, то можно что-то и забронировать. Именно так, где-то через час такой медитации, нашлось нам время в Бове.

Удивительный момент — формально можно бронировать только «на завтра», но на деле сайт время от времени выкидывал и другие даты, даже если ты чётко сказал, что нет, ты не в приоритете. Таким образом получилось, что я себе и Анюте забронировал даже не на один и тот же день. Ехать в Бове дважды совсем не хотелось, решили съездить вдвоём: может на месте скажут, что у них как раз одна доза завалялась, и назавтра можно не ехать.

А утром в день прививки проверил на сайте, и там назавтра оказалось место в Saint-Cyr — существенно ближе. Забронировал для Анюты, отменил Бове. За прививкой пошли вместе — та же логика, вдруг остались какие-то лишние дозы? Пришли к открытию (воскресенье, 9 утра), и свободные дозы ещё были, меня вместе с Анютой пропустили.

Укол как укол (у нас был BioNTech-Pfizer), никаких особых ощущений, кроме лёгкой боли в плече на следующий день (примерно как от синяка). Анюте сказали, что одного укола достаточно (она в октябре болела ковидом), мне назначили вторую дозу через 6 недель. Тут же выдали бумажки о вакцинации (с кодом для программки в телефоне — к слову, код именной).


Общее ощущение от процесса — по рассказам друзей я ожидал вообще какого-то фантастического мега-оптимизированного конвейера, типа McDrive. На деле оказалось просто хорошо организовано, без фанатизма. Наш центр вакцинации был в старых яслях — мы переспросили, что это за здание, потому что там реально были крошечные раковины, явно всё для детей. Мне показалось излишним количество слоняющегося по центру персонала, но Анечка сказала, что это мы такие умные и сознательные — заранее всё прочитали, скандал не закатывали, в обморок не падали. А приди туда «нормальные» люди — «запасной» персонал вполне мог бы и пригодиться.

И действительно, за нами в очереди стоял явно желавший поговорить хотя бы с кем-нибудь дядька. Услышал русскую речь — начал рассказывать о своей подруге из Санкт-Петербурга. Потом поставил какую-то русскую попсню на громкую связь. Потом рассказывал, как он освоил facebook. Уже в зале ожидания, после укола (просят подождать 15 минут, прежде чем идти домой — мало ли что) слышали, как он же выяснял, почему у него с товарищем были разные даты на второй укол. Легко представить: направь он всю эту свою энергию не на налаживание международных отношений или праздное любопытство, а на выяснение отношений с мед.персоналом, для его успешного вакцинирования или хотя бы отфутболивания и понадобилось бы те самые несколько «запасных» человек на входе :-) Да и мы сами, в общем-то, с удовольствием спрашивали про ясли, пользуясь тем, что не все винтики были загружены на 100%.


После вакцины в очередной раз повторили, что это не панацея, и уж точно не разрешение на возвращение к жизни без каких бы то ни было ограничений. Мы, только за день до этого обсуждавшие заболевших после двух прививок друзей, согласно покивали. Посмотрим, что дальше будет. Об общеевропейском «ковид-паспорте» всё никак не договорятся, и летом, похоже, придётся лавировать между законами разных стран. А то и применениями этих законов на местах разными чиновниками...

Update: уже на следующий день приняли таки положение о европейском паспорте.
2017

2020 год в городе

Разобрал фотографии за 2020 год. В этом году их было немного. Тем не менее, на пару постов набралось: «дома» и «вне дома». Здесь — «вне дома».

В самом начале года начал замечать рекламу с однополыми парами — мелочь, а приятно. Становится нормой постепенно. Тогда же мы наконец-то увидели настоящие жёлтые жилеты, до сих пор видели их только по телевизору (и то, если честно...). А тут прямо вот как обещали — мужики в жилетках, на круговом перекрёстке, с плакатами.


Collapse )
2017

Les idées claires sur le Covid-19

Le Monde оформил нынешние знания про вирус и эпидемию в серию тематических статей, на мой взгляд очень толковых. Они явно подчёркивают, что является знанием, что консенсусом, а что — мнением большинства. И наоборот: что опровергнуто, что подвергается сомнению, а что является мнением меньшинства (например, версия о секретной китайской лаборатории: не опровергнуто, не доказано, маловероятно, но есть и вполне компетентные люди, которые в это верят). Мне очень нравится такой подход.

Статей 7, всё только на французском:
1. Опасность вируса
2. Передача / заразность
3. Маски
4. Карантин / ограничение перемещений
5. Варианты вируса
6. Вакцины
7. Происхождение
2017

Влияние COVID на смертность

В Institut des Actuaires сделали доклад на эту тему, как можно было не послушать? :-)

В двух словах, человек пытается показать, что смертность от ковида пропорциональна обычной смертности (слайд 5). Под «обычной» смертностью он подразумевает «смертность без учёта смертей от внешних причин» — убийства, самоубийства, автокатастрофы и пр. То есть «смертность от болезни, по здоровью». В этом смысле очень интересно посмотреть на график «общей» смертности и «обычной», точнее на их расхождение. И задуматься, какой же фигнёй занимаются мальчики до 40 лет, что у них такая огромная «смертность от внешних причин»? Никакого сюрприза, конечно, но всё равно, впечатляет увидеть этот график своими глазами.



В качестве модели смертности от ковида автор предлагает простую формулу AIR: X = A*I*R, где X — смертность от ковида, A — общая смертность, I — множитель заражения, R — множитель смертности заражённого. Сама по себе модель может быть, конечно же, какой угодно, интересно поведение этих множителей от различных факторов. Если они меняются индивидуально, от человека к человеку — то никакого интереса такая модель не представляет. Если же видны какие-то константы или хотя бы закономерности — модель можно использовать в предсказательных целях.

Дальше автор разбивает людей на группы по возрасту и по тому, что во Франции называют groupe socio-professionnel, то есть какие-то однородные по своему составу (характеристики, поведение и пр.) группы. В отличие от Франции, в Великобритании (автор из Эдинбурга) не стесняются расовой классификации, поэтому там не только сегментация по доходам, образованию и типу работы (рабочий, колхозник, офисная крыса, начальник, артист, пенсионер, безработный), но и этнические группы.

И вот выходит, что R очень слабо зависит от всей этой классификации. То есть, когда мы говорим «от ковида умирают только старики», это можно переформулировать как «ковид убивает в z раз больше обычного, а обычно умирают только старики, поэтому на стариках эффект ковида виден лучше». Тут автору задали вопрос про разные медицинские эффекты — насколько больше умирают те, у кого и так уже есть какие-то проблемы со здоровьем. Он ответил чуть позже, на странице 17, примерно в том же духе: да, люди, у которых лишний вес, диабет и прочее, они быстрее умирают от ковида — но и без ковида они умирают быстрее. Точно посчитать у него не получается (сложный доступ к данным), но не факт, что будет какой-то другой результат.

Фактор I ведёт себя достаточно предсказуемо. На странице 12 автор приводит несколько определяющих его значение параметров:
* От пола он практически не зависит
* Очень слабая зависимость от уровня доходов (но всё же, чем меньше денег — тем больше риск, об этом он поговорит позже)
* Возраст влияет — молодёжь (18-24 года) заражается существенно проще, чем остальные категории населения. От себя добавлю: то ли из-за стиля жизни (тусовки, вечеринки), то ли потому что они неправильно поняли, почему смертность видна только на стариках (нам пофиг, ковид молодых не задевает!)
* География конечно же влияет — с точки зрения I лучше жить в жопе мира, чем в центре Лондона
* Раса влияет — у белых I самый низкий. Но тут тоже он позже попытался декоррелировать от всего остального
* У мед. персонала I вдвое больше среднего. Но самый ужас — у client-facing care home worker (я не совсем понял английский термин — это те, кто, условно, ухаживает за стариками, или уборщики дома туда тоже попадают?), у них I втрое больше.
* Вполне предсказуемо, что с размером семьи (количество людей, живущих под одной крышей) I тоже растёт. Эффект чисто математический, но не он ли объясняет постоянно всплывающую в израильских блогах тему о том, как «религиозным всё пофиг»? Может, у них больше заражённость только потому, что семьи большие, а не из-за какого-то их особого поведения?

Слайды 13-15 разбирают эффект дохода. Обычная смертность растёт с уменьшением доходов — это всем известный факт (серые прямоугольники). Смертность от ковида (синие прямоугольники) тоже растёт с уменьшением доходов, и даже кажется, что она растёт существенно быстрее, особенно на последних трёх децилях. Но мы видели, например, что в Лондоне ковида было существенно больше, чем где бы то ни было по стране, и при этом именно в Лондоне же больший процент бедных людей. Если попытаться декоррелировать хотя бы географический фактор (тут сложность из-за разной детализации данных — здесь автор вынужден перейти к данным общей смертности, он не смог исключить смертность от внешних причин), то эффект бедности становится существенно меньше: красные полоски — общая смертность, серые — наблюдаемая смертность от ковида, жёлтые — после того, как убрали эффект географии.




Вторая тема доклада — насколько можно говорить просто об ускорении смертности? То есть, нет ли такого эффекта, что от ковида умирают те, кто и так умер бы — не в этом году, так в следующем? (Майк, привет, это твоя тема!) В таком случае общий эффект на населении был бы существенно ниже — повышенная смертность этого года практически компенсировалась бы пониженной смертностью следующего. Понятно, что мы предполагаем, что эпидемия когда-то остановится. Ключевой вопрос долгосрочных последствий болезни на не имевших никаких осложнений больных ковидом — но вроде как пока что нет никаких оснований уверенно утверждать, что такие последствия есть.

В такой постановке задачи достаточно цинично, но очевидно, что ковид «оздоравливает» выжившую популяцию. Как лиса в курятнике: если она съела самых слабых, то в живых остались самые сильные. Дальше автор пытается построить модель и численно оценить этот эффект, но мне эта часть показалась не такой интересной. Да, с точки зрения актуария (принятие решения о сценариях смертности) это очень важный вопрос, но насколько же там всё вилами на воде писано. И даже в построенных и откалиброванных по имеющимся данным моделях эффект получается слабым. Так что эту часть можно пропустить.

Интересен слайд 25, где автор пытается сделать какие-то выводы о грядущей смертности, исходя из общих соображений:
* От рака и прочих болезней смертность должна краткосрочно вырасти — во время ковида люди перестали диагностироваться и лечиться
* От болезней дыхательных путей смертность может снизиться — эффект «умерли самые слабые». При условии, что мы не обнаружим какого-то супер-разрушающего эффекта у переболевших ковидом здоровых людей
* Есть совершенно неоцениваемый эффект научного прогресса — денег в исследования сейчас вбухали без счёта. Аналогично с деньгами в развитие медицины — дай бог, чтобы эти бюджеты оставались с нами подольше
* Эффект смены паттернов поведения тоже нереально предсказать. Кто-то перестал стрессовать по пути на работу, а кто-то перестал заниматься спортом. И уж точно все стали больше пить алкоголя (добравшийся до этого места читатель может нервно похихикать и задуматься)
* Экономический эффект — я ожидал, что автор упомянет специфику Франции, где ковид практически не отразился на уровне безработицы (у нас государство вбухивает в поддержание рабочих мест ещё больше денег, чем в исследования), но по Великобритании он прошёлся — на смертности эффект от безработицы явно будет виден
2017

Наш ковид

Итак, предыдущая серия окончилась на том, что у Анюты нашли ковид.

На этом месте мы сначала долго ржали. С одной стороны — ну да, страшно, новая и неизвестная болезнь, «но у тебя к-вид, а значит мы умрём». Но с другой стороны — как? Как она умудрилась?! Натанкин каждый день ездит в школу на переполненном автобусе. Я на работу — это автобус и электричка. Анюта сидит дома с февраля, изредка выходит воздушком подышать на нашу практически всегда пустую улицу. Когда она смогла подцепить заразу — мы так и не поняли. Но тест явно не ложно-положительный, её достаточно быстро развезло. Как при гриппе: ломка в теле, слабость, кашель.

Результаты пришли вечером во вторник. Весь оставшийся вечер мы провели на телефоне. Отменяли все личные встречи на будущие дни, предупреждали всех виденных за прошедшую неделю (оказалось, не так много — де факто карантин, оказывается, продолжается). А со среды мы с Натаном уже тоже сидели дома, на более строгом карантине, чем весной — теперь-то мы точно знали, что рядом с нами зараза (гусары, молчать). День рождения мальчика провели достаточно скромно.

Отвели Анюте «чумной барак» — спальную комнату с туалетом и душем (нам ванную), плюс гостевую для работы (спустили туда маленький стол). Две комнаты в её распоряжении позволяют хоть как-то соблюдать рекомендации по вентилированию помещений — раз в час, конечно, никто не открывал окна, но хотя бы пару раз в день она переходила из одной комнаты в другую, проветривая первую. Натанкин остался у себя, учится в зале. Я сделал себе garçonnière наверху, рядом мой «кабинет». Строгий протокол: если каким-то образом оказались в одном с Анютой помещении — все надеваем маски. Анечка не трогает ничего лишнего, а я мою руки всякий раз, когда трогаю её посуду. Разговариваем через дверь, любуемся друг другом через окно.

Врач сказал, что никакого лечения, делать нечего, надо просто ждать. Нам пересдать тесты через неделю.

В какой-то момент заметили, что У Анюты пропало обоняние — это было самое страшное, потому что постоянно хочется чего-то вкусненького, а оно всё резиновое. Потом пропало обоняние у меня. Но как-то странно и частично: запах сырой курицы или уксуса (!) я не слышу, но при этом оливковое масло и хлеб — слышу. Видимо, психосоматика. Я нарочно старался не читать симптомы коронавируса, но в какой-то момент подсел на подкаст Ильи Колмановского (кстати, очень рекомендую, там была, в частности, шикарная история о том, как в Замбии распространяли песню про коронавирус, потому что устная традиция там работает лучше радио, и ей как минимум верят), и всякий раз, когда там упоминался какой-то симптом, я немедленно вспоминал, что вот же, со вчерашнего дня у меня как раз он!

В понедельник я пошёл снова сдавать тест. Натанкин сказал, что бессмысленно рано вставать — всё равно папа болен, а значит эта песня ещё на пару недель. В лабораторию очередь вдоль всего дома, за угол, и потом ещё два раза по столько же. Я пришёл в 8, простоял до 10, не дошёл даже до угла. Но в этот момент вышла медсестра, спросила, у кого есть симптомы (я уверенно поднял руку — к тому времени я был уже на 6 выпуске подкаста и чувствовал себя совершенно больным), нас записали на в исключительном порядке открывшиеся после обеда слоты.

После обеда пошли в лабораторию вместе с мальчиком. Я успел его убедить сдать анализ — если вдруг (чудо! чудо!) мы оба не заболели, то с результатом теста он сможет поехать в лагерь (на этих выходных уже школьные каникулы, и у него был запланирован очередной пионерлагерь по компьютерным игрушкам...). Пришли, там нам попалась та прекрасная медсестра, которая 4 года назад рассказывала про праздник паровозов. У неё действительно лёгкая рука — и тогда она единственная смогла взять у Натана кровь, и в этот раз она чуть ли не ещё глубже засовывала нам в мозг палочки, но при этом было не так неприятно. На следующий же день результаты: здоровы!

Звоню на работу, потому что по нашим внутренним правилам нужно дождаться «выздоровления» Анюты, потом сдать тест, и если он негативный — можешь возвращаться в офис (не то, чтобы я горел...). А что такое «выздоровление»? Ей врач даже не сказал делать тест — заразность в любом случае за неделю проходит, а наличие болезни мы можем отследить и по симптомам. К тому же, каков бы ни был результат, он ни на что уже не влияет в нашем поведении. Наш RH выслушал мою историю и сказал, что в таком случае я могу возвращаться на работу хоть завтра. В школе тоже сказали, что рады будут на прощание увидеть нашего мальчика (сегодня последний день четверти). Из лагеря тоже ответили «пускай едет». Всё, официально этот эпизод эпидемии для нас закончился.


На работе N немедленно надел маску. У нас достаточно просторный офис, он скорее на 6 человек, но одно место занимает Bloomberg, ещё один коллега ушёл летом, его до сих пор не заменили. Плюс, во время эпидемии мы вообще редко когда все собирались. В итоге правила, конечно, предписывают ношение масок, как только в одном помещении более одного человека (вне зависимости от размеров помещения), но мы между собой договорились, что пока что сидим без масок, а как только это кого-то начнёт напрягать — поговорим ещё раз. Спросил у коллеги, надеть ли мне маску — он сказал, что сам посидит в маске до вечера, подумает, а там посмотрим.

Это было вчера, сегодня и завтра я работаю из дома, а с понедельника у нас уже комендантский час, ждём новых распоряжений от руководства. Так что, непонятно, когда я в следующий раз встречу своих коллег.
2017

Осенний ковид

На работе пошла постепенно обратная тенденция. Домой ещё не выталкивают, но изначальный настрой «скоро свернём карантин» пропал. Ещё летом, когда нас подталкивали к возвращению в офис, оставили максимум два дня удалёнки в неделю, но как бы на переходный период, только до середины сентября. Потом продлили до конца октября, потом увеличили до трёх дней. Сегодня уже — пока неофициально — говорят о возврате на 100% удалёнки.

Наш шеф при этом откровенно не умеет работать с нами удалённо. И как следствие — не любит. Официально запретить он не может, но изо всех сил тормозит наши попытки работать из дому. До такой степени, что приходится продавливать свою точку зрения: я понимаю, что тебе некомфортно так, но мне некомфортно эдак, давай искать компромисс. Формально я могу, конечно, и потребовать (право на удалённую работу чётко проговорено в новых правилах), но кто же хочет по пустякам с начальником ругаться? В итоге шеф согласился, но понавтыкал палок везде, где смог: я ему буду присылать каждую неделю мейл с указанием дней, когда я работаю из дому, а также описание причины, почему именно я хочу работать из дому в эти дни. С уточнением, что причина должна иметь какое-то отношение к эпидемии. Причина у меня одна: минимизация времени в транспорте, с припиской, что в нашем автобусе нет никакой возможности соблюдать дистанцию безопасности :-)

Под эту же схему подстроился J — он и так официально по пятницам работает из дому, положенные на время эпидемии дни просто увеличили количество дней, когда он дома. Остальные ходят в офис каждый день. Им при этом и недалеко, и у обоих дома есть какие-то причины, почему в итоге в офисе работать удобнее.


Спорт закрыли. Наши внутренние спортивные секции в сентябре так и не открылись, а спортзал какое-то время поработал, но потом попал под очередную раздачу от правительства и закрылся. Тоже «временно, на две недели», но постоянно продлевают. Новый абонемент можно не покупать.


Попытались вписаться в осенний лагерь. Изначально была информация, что в Германию из нашего региона вообще не пускают. Но потом друзья накопали тексты, что вроде как пускают с результатами отрицательного теста ковид.

Звоню в лабораторию. Можно у вас сдать тест? Конечно! Когда приходить? Каждый день с 8:30 до 10:00 без записи. Когда будут результаты? А кто же его знает, в среднем дней 5-6, но в последнее время всё быстрее и быстрее, рассчитывайте на 4 дня.

А это важно, потому что Германия чётко пишет, что в момент пересечения границы у тебя должен быть тест, сделанный не ранее чем за 48 часов до этого момента. Лагерь начинается в пятницу. Традиционно мы выезжали в четверг вечером, ночевали перед границей, и в пятницу доезжали до лагеря. То есть, результаты теста нам нужны самое раннее в среду утром, а самое позднее — в четверг вечером. Ок, делаем тест в субботу, воскресенье выходной, глядишь всё получится.

Приходим в лабораторию, там человек 10 в очереди. Достояли, нам говорят, что результат будет в течение 2 дней. Я говорю, что могу взять пару дней отпуска, погуляем по Германии, навестим друзей. Натанкина из школы мы превентивно отпросили с формулировкой, что точные даты сообщим накануне отъезда. А Анечка ни в какую — у неё работа, она и так не уверена, что поедет, тем более она точно не поедет заранее. Ну, значит делаем тест мы с Натаном, а Анюта придёт в понедельник.

Тест ужасный. Ну, то есть не так, чтобы нестерпимо больно, были у меня в жизни и похуже тесты. Но тебе залезают палочкой в такое место, где ты не ожидаешь ничего встретить. И вот эта щекотка / чесотки очень остро воспринимается. Руками туда не залезешь, головой дёрнуть страшно, как дышать непонятно. Хорошо, что длится недолго. Но слёзы из глаз просто брызжут.
Мальчик — герой. И мотивированный: чего ради друзей не вытерпишь :-)

В понедельник утром Анюта пошла тоже сдавать тест, а уже вечером пришли наши результаты. Результаты предсказуемо отрицательные, но пришли слишком рано — выезжать нужно максимум во вторник. А тут во Франции подняли ещё на один шаг уровень опасности (когда закончились цвета, и ты уже в «красной» зоне, начинают играть оттенками, теперь у нас зона «ярко-красная»). Ну и мы как-то подумали, что нет, неправильно это — разносить потенциальную заразу по всей Европе. Написали Оле, извинились, отменили.

А уже потом пришли Анечкины результаты — у неё ковид.

Продолжение следует, а то и так долгий пост. Спойлер: всё кончилось хорошо, Анечка выздоровела, мы не заболели.
2017

Парад 14 июля

Мне нравится каждый год смотреть французский парад 14 июля. Точнее даже, не сам парад, его я как раз перематываю. А огромную, часов на 5 передачу, которую готовит по этому случаю France 2. Там рассказывают, кто и почему в этом году будет маршировать перед президентом, интервьюируют их коллег, показывают какие-то учения. Самый запомнившийся мне эпизод прошлых лет — учения подводных спасателей, которое пытались показать в прямом эфире — в мутной воде не было видно строго ничего, 15 секунд на экране была желтушно-зеленушная картинка, потом еле сдерживающие смех журналисты перешли на другую тему.

В этом году практически весь парад был на тему ковида.

По ТВ показывали военных, развозивших на самолётах и вертолётах больных по всей стране, — отмечу невообразимый до передачи геморрой, когда нужно предотвратить заражение экипажа во время полёта, а потом ещё чистить этот самолёт от потенциальной заразы. Показывали людей, чистивших заражённый французский авианосец. Показывали военных медиков, разворачивавших госпиталя там, где обычные больницы не справлялись. Показывали военных химиков / биологов и их лабораторию по анализу всякой заразы (биологической и радиоактивной), они рассказывали, как переделали свою лабораторию на анализ ковида, как только стыли доступны какие-то тестовые технологии.

Отдельно прошли военные их четырёх стран (Германия, Австрия, Люксембург и Швейцария), принимавших во время эпидемии французских больных у себя на территории. Это тоже традиция французского парада — каждый год есть «приглашённые страны» с объяснением, почему в этом году именно они.

Одновременно на парад пригласили кучу гражданских. В основном врачей, но не только: были уборщики, кассиры, доставщики — те, кто работал, когда вся страна сидела дома. Из их интервью меня больше всего поразил рассказ работника какого-то дома престарелых, где все работники решили закрыться вместе со своими престарелыми. Не закрыться дома и приходить каждый день на работу. А закрыться на работе. Чтобы, с одной стороны, снизить риск случайного заражения с улицы. А с другой, чтобы у стариков было хотя бы какое-то общение (посещение домов престарелых очень долго было запрещено).

Мне эта передача уже несколько лет нравится, но только в этом году я смог сформулировать, за что. Она позволяет увидеть устройство сложной системы «с той стороны». Применительно к армии это просто любопытно, а применительно к нынешнему кризису — ещё и полезно. Помогает не просто критиковать власть — «они там ничего не делают», «им на нас наплевать». Даёт хотя бы какое-то представление о том, что именно они делали, что они сделали, что можно было сделать.
Грубо говоря, все понимают, что в момент начала эпидемии количество звонков «в скорую» выросло просто неимоверно. Тем не менее, человек, прождавший два часа на линии («ваш звонок очень важен для нас...»), автоматически начинает ругаться: уроды, они что, не знали, почему не смогли организовать процесс? А тут тебе показывают человека, который разворачивал полевой координационный центр, переоборудованный в колл-центр на время эпидемии. И рассказывают о том, как за сутки выстроили многоуровневую систему приёма звонков. Я уже сталкивался с этой системой: когда звонишь в скорую, тебе задают вопросы явно по заранее составленному дереву вопросов, когда буквально после третьего-четвёртого становится понятно, нужно ли срочно гнать к тебе машину со спасателями. Дерево составляли явно не с первого раза — а тут за сутки нужно было добавить к нему новую веточку, на которую попадали практически все звонки. Осознание сложности (и в итоге эффективности) как-то отрезвляет. Позволяет не критиковать в духе футбольных болельщиков — ты понимаешь, что нет, ты бы быстрее не сбегал.


На параде был не только ковид. На самом деле, самый поразивший меня эпизод был не про болезнь. На параде был вертолёт с экипажем, который несколько лет назад сбили где-то то ли в Сирии, то ли в Мали, не помню. И по ТВ показывали сначала кадры, как их сбили (съёмки с другого вертолёта, который забил тревогу). Потом рассказали историю их спасения — к сбитому вертолёту одновременно выехали «бандиты» на своих джипах, и вылетел вертолёт эвакуации. И показали съёмки (то ли с дрона, то ли с космоса), где видно, как три лётчика идут к вертолёту-спасателю: один лётчик без сознания, его за шкирку тянет хромающий второй лётчик, а третий в сознании, но у него перебиты ноги, и поэтому он катится в указанном ему направлении.

Не знаю, как у кого, а у меня от этой картинки до сих пор мурашки по коже. Когда пытаешься представить себе, что у этого третьего в голове. Ты не можешь просто сесть и плакать, что у тебя перебиты ноги. Нет, вместо этого ты должен осознать, что у тебя всего минут 10-15 до того, как сюда приедут сбившие тебя джипы, и за это время тебе нужно докатиться вон до той поляны. Забудь про боль — катись.

На этом фоне очень хорошо прошла фраза из сериала Homeland, когда главный герой, вернувшийся после 8-летнего плена в Ираке, говорит: «Ну какой я герой? Всё, что я сделал — я не умер». И эта точка зрения понятна — люди с лёгкостью выражают восхищение такими историями, не будучи способны сформулировать, чем именно они восхищаются. В случае с этим третьим пилотом — по крайней мере мне понятно, что именно тут можно считать примером для подражания. Способность принимать решения и действовать, несмотря ни на что.
2017

Карантин — еда и покупки

Пока на карантине были только мы, проблем вообще не возникало. Наоборот, можно было прийти в супермаркет в 14:30, и там вообще никого не было. В первую неделю общего карантина примерно то же самое, но кассиры рассказывали о невероятном столпотворении с утра. Потом, конечно, и люди приспособились, и магазины ограничили количество впускаемых людей.

Я хожу в магазин примерно раз в неделю (скорее реже, чем чаще). Первый раз нарвался на очередь в Grand Frais — очередь на вход в магазин, через весь паркинг. Испугался, поехал домой, вернулся через пару часов — очередь на месте. Постоял — оказалась всего на 20-30 минут. «Всего», потому что казалась как минимум втрое больше, а «оказалась», потому что расстояние между людьми достаточно большое.
В этом смысле белая зависть друзьям, живущим с видом на вход их супермаркета: можно проверить, много ли народу, прежде чем выходить из дому. Подумал даже, не познакомиться ли с кем-то, у кого окна выходят на Grand Frais, но там реально пустырь. Может, webcam поставить? И продавать с него информацию, ага...

На входе в магазин обещали раздавать перчатки, но к моему приходу они закончились. Просили не трогать продукты без надобности — я в итоге накупил всё то, до чего дострагивался (сознательный), и всё то, что случайно при этом падало (косолапый). Поэтому да, у нас дома сейчас очень много макаронов.
Вышел из магазина, пошёл в булочную — а там хлеба нет. И с одной стороны, всё ведь нормально — новый хлеб уже в печи, приходите через 40 минут, всё будет. А с другой — немедленно всплывает картина из детства, когда ездили за едой через полгорода, ждали, когда «выбросят» какую-нибудь там сметану или масло. И тут у меня какая-то совершенно необъяснимая паника, и я поехал в соседний город (надо уточнить, это всего 3 километра), в другую булочную. Не в абы какую, мы туда регулярно ездим, когда хотим устроить себе праздник, там прекрасные пирожные. Накупил кучу хлеба (часть в морозильник) и тортиков на неделю (самый лучший антистресс).


На самом деле, хлеб — это единственный затык в снабжении, если не хочется снижать качества жизни, а нам пока что не хочется. За хлебом я в итоге выхожу 1-2 раза в неделю. Стратегический запас в морозильнике пока что не пригодился.

Сервисы доставки отрубились вообще. Houra просто говорит «мест нет, приходите завтра» — но завтра говорит то же самое. Carrefour сначала обрадовал продуманностью: они ставят тебя в очередь на посещение сайта, чтобы сайт хотя бы не лежал. Зато потом, когда пускают на сайт, говорят, что мест с доставкой нет. Предлагают уже собранные коробки (прекрасный список вариантов: мясо / рыба / вегетарианское / ребёнок / домашнее животное), но я посмотрел на то, что туда кладут — я лучше поголодаю, чем буду есть их чипсы. Единственный магазин, чья доставка работает как часы — Picard, но ближайший свободный слот доставки через полтора месяца. На этом фоне слушаешь московских друзей (доставка хлеба в течение 15 минут) с какой-то нереальной завистью.

При этом нашей булочной я ещё до официального карантина (когда уже было понятно, к чему мы идём) предложил сделать доставку, а то и абонемент на хлеб. Мы такое на лыжах видели, вообще никаких инвестиций не нужно: ты по телефону заказываешь то, что тебе нужно, и тебе каждое утро приносят булочки / круассаны. А через неделю тебе выставят счёт за всё, что та наел — ок, каждая булочка может даже стоить вдвое дороже, чем если бы ты сам за ней сходил. Но кто хочет в горах идти с утра за хлебом? Ну или на карантине?
Но булочная наша так ничем и не разродилась. Жаль, конечно. Я уверен, что половина моих соседей (старые, богатые, без детей) с удовольствием подписались бы, лишь бы никуда не ходить. Да и я сам бы подписался. Но я при этом с трудом представляю все возможные сложности реализации этого варианта.


Второй раз сходил в Super U и зарёкся туда ходить во время карантина. Он у нас стоит прямо вот в центре достаточно гопнического района (там пару месяцев назад очередную группу наркоторговцев арестовывали, ну и вообще — куча мусора на улице, бродячие коты, понятно, да?), поэтому я искренне сомневался, что там люди будут соблюдать что бы то ни было. И действительно — не обнимаются / целуются, но карантином люди явно не заморачиваются. Условно говоря, выходят в магазин за одной банкой пива.

Я туда ходил из-за туалетной бумаги :-) Страшилки из интернета оказались не про нас — всё на месте. Да и вообще, помимо вон того инцидента, когда единым флешмобом люди скупили весь хлеб, никаких проблем пока не встретил.

Уже на кассе вспомнил про прессу — Super U это единственное место, где сейчас можно накупить журналов. Не хватает дома какого-то лёгкого чтения, когда у тебя есть минут 5-10, в книжку нырять неохота, а читать интернет про коронавирус уже задолбало — вот тут бы свежий Pour la Science и помог. Но не успел купить.
На самом деле, я даже предвидел этот риск, и в последние перед общим карантином выходные поехал в библиотеку, чтобы там набрать на столько, сколько всё это продлится. Но не успел — библиотеку закрыли в тот же день.


Очень интересную историю рассказали про строительные магазины. Промтоварные же все закрыты, но строительные закрывать нельзя: а ну как у тебя кран сорвёт? В итоге там оставили какой-то минимальный набор (наш соседний магазин говорит о 6000 наименованиях), из которого можно заказать через Интернет. Доставку тоже не сделали, зато — сосед рассказал — сделали совершенно параноидальную систему самовывоза. Ты приезжаешь на парковку магазина, тебе говорят, куда парковаться, из машины не выходить. Приносят твой товар, кладут у багажника, стучат в машину и уходят. Через какое-то время можешь выйти, забрать товар, после чего возвращаешься домой. Прелесть.


Ну а самый главный life hack у нас появился случайно ещё до карантина. Анечка подписала нас на сервис доставки рецептов с ингредиентами. Такой сервис есть у многих, у того же Carrefour, но там, где обычный супермаркет привозит рецепт «спагетти с тефтелями» (тоже неплохо, конечно), здесь предлагают (названия реальные) flan ricotta-menthe, parmentier de canard, dos de poisson pochés au lait et fondue de poireaux (это просто хит, мы его потом ещё раз сами сделали). Единственная лажа с точки зрения нашего мальчика (если не считать случаев, когда мы невнимательно читали рецепты...) — fenouil pangrattato, но мы, взрослые, и это съели.

Ну и большой морозильник, конечно же. Я там покопался, нашёл купленную ещё на рождество куропатку, фаршированную утиным фуа-гра с инжирным чатни. Ну то есть да, не то что не голодаем, скорее наоборот пока что. Как в том анекдоте: ещё неделя такого карантина, и никакая маска не налезет :-) Винный погреб туда же. Большой размер дома (и кошелька) автоматически даёт тебе большую инертность — ты не покупаешь по одной бутылке вина, ты берёшь сразу несколько ящиков, пусть стоят. А тут вот гляди-ка, пригодились.


А ещё классно сравнивать с тем, что рассказывают друзья из других стран. Про доставку в Москве я уже написал, а другой наш однокурсник живёт на Маврикии. У них там дней на 10 просто тупо всех закрыли, а потом начали в магазин выпускать по алфавиту, 5 часов очереди. На Кипре, рассказывают, в магазин пускают только в маске. В Италии вроде как в магазин выходит только один член семьи и только один раз в неделю. Интересно смотреть, какие ещё бывают стратегии. Не только в качестве пузомерки, у кого политики умнее — стратегия большой страны очевидно неприменима к маленькому острову, у которого нет вариантов размазать больных по всей территории, да и вообще возможности мобилизации крайне ограниченны.
2017

Математика эпидемии

Очень хочется поспособствовать распространению вот этого видео (спасибо за ссылку, Максим!), да и всего блога «3 blue 1 brown»:



Мой краткий пересказ на русском, с небольшим уклоном в разжёвывание для тех, кто болел в школе на математике :-)

Все мы слышали выражение «экспоненциальный рост», «растёт по экспоненте», но что означают эти слова, и откуда берётся экспоненциальный рост? Возьмём для примера нынешнюю эпидемию. По определению экспоненциальный рост некоего показателя — это умножение его на какую-то константу каждую единицу времени. Например, когда каждый день что-то вдвое больше, чем было вчера. В случае коронавируса, количество заражённых умножается каждый день примерно на 1.15 (другими словами, каждый день у нас на 15% больше больных, чем было вчера).

Экспоненциальный рост можно объяснить простой моделью: новые случаи заражения появляются благодаря уже имеющимся случаям, т.е. чем больше больных сегодня, тем больше людей они смогут заразить завтра. Обозначим N(d) — количество заражённых в день d, E — среднее количество контактов у человека в день, p — вероятность передать заразу при контакте. В таком случае количество заражённых на следующий день будет N(d+1) = N(d) + N(d)*E*p = N(d) * (1 + E*p). Вот он наш множитель, вот он наш экспоненциальный рост.

При помощи нашей модели можно по-другому смотреть на данные заражения по странам. Если в одной стране в 100 раз больше заболевших, чем в другой, то это может означать не лучший уровень медицины во второй стране, а просто факт, что первая страна вступила в заразу на месяц раньше. Примерно за такой срок экспоненциальный рост с коэффициентом 1.15 даёт стократный рост.


Это, очевидно, упрощённая модель.

Например, мы не учитываем возможность вылечиться. Эту возможность легко моделировать, предположив, что некая доля q заболевших лечится через t дней. То есть, нужно вычесть из общего количества N(d) — q*N(d-t). Видно, что эта поправка ничего существенно не изменит — за время выздоровления масштаб эпидемии успел измениться.

Мы также не учитываем факт возможности для заражённого человека встретить другого, уже заражённого человека. В видео этот вариант рассматривается: вместо экспоненты получается сигмоида, которая неотличима от экспоненты в начале, а потом перестаёт быстро расти, достигая 100% заражения всего доступного населения. Я не буду подробно останавливаться на этой части.

Мы не учитываем тот факт, что люди встречаются не со случайными людьми из всего населения земли, а всё время с одними и теми же: соседями, коллегами и т.д. В видео рассматривают вариант с кластерами и показывают, что малого количества путешественников между кластерами достаточно для того, чтобы конечный результат практически не отличался от нашей экспоненты.


Как же всё это может остановиться? Только, когда уменьшатся E и p. Вариант уменьшения p после того, как мы заразили всё население, мы уже рассмотрели, лично меня он не интересует. Какие ещё есть варианты? И вот здесь становятся понятными разнообразные меры наших правительств. Нам нужно изменить наше с вами поведение.

Уменьшить N — встречаться с меньшим количеством людей в день. Макрон вчера чётко сказал: никаких семейных встреч, никаких дружеских пробежек. Ничего, без чего можно пережить. Французские врачи с ним согласны, они замутили флешмоб #restecheztoi — буквально «сиди дома».

Уменьшить p — никого не трогать, чаще мыть руки, чихать в локоть, не лезть пальцами в рот / нос / глаза.


Дальше уже не перевод видео, а лично мои соображения.

Насколько все эти меры действенны? Ну вот снизим мы N*p с 1.15 до 1.05 — и что?
Тут снова вступает простая математика, на уровне калькулятора. Но настолько контринтуитивная, что я предлагаю всем проверить расчёты. Иначе не так вставляет.

С множителем 1.15 за каких-то 100 дней (то есть к концу июня этого года) количество больных вырастает в 1 000 000 (один миллион) раз. С множителем 1.05 — в 100 (сто) раз.
100 — это очень много. А 1 000 000 — это просто невообразимо. Если у нас останется 1.15, то планы на следующий год можно не строить. Если будет 1.05, то можно молиться на врачей, учёных и просто удачу. Так что, сидите дома и мойте руки. И расскажите об этом своим родным.


Если же вам по каким-то причинам кажется, что всё это происки каких-то хитрецов, которые хотят нажиться на спаде рынка — храните этот секрет для себя. Покупайте акции, инвестируйте, раз уж вам кажется, что таким образом вы сможете присоединиться к этим загадочным хитрецам. Но не рассказывайте об этом никому. И вам же хуже (а ну как все бросятся одновременно с вами покупать подешевевшие активы!), и нам (люди не поверят в серьёзность ситуации и выйдут из дому).

Истории же про то, какие именно спецслужбы создали вирус, и почему они выпустили его именно сейчас и именно в Китае, лично мне кажется достаточно безобидными. Я заинтересуюсь этими вопросами, когда мы победим эту эпидемию. Например, в случае, если будет ясно, что она была человеческого производства, чтобы не допустить такого в будущем. Но об этом я подумаю потом.


Возвращаясь к вопросу, когда всё это закончится — это уже не математика, а биология, здесь я некомпетентен. Может повезти, как в 2002 году, когда эпидемия остановилась на нескольких тысячах. Может не повезти, как в 1918 году, когда испанка заразила 500 миллионов человек (больше четверти всего населения Земли).
Дай бог здоровья учёным, ну и немного удачи нам всем.

То, где математика вступает вновь — это интерпретация прошедших событий. Можно ли сказать, что в 2002 году мы все облажались, поверив в риск, которого на самом деле не было? Мне кажется, что правильнее говорить, что мы поверили в риск, который на самом деле не реализовался.

Простой пример: представим, на Землю летит огромный астероид, но учёные не могут сказать достоверно, пролетит он мимо или врежется. В итоге мы все готовимся к столкновению — а астероид пролетел мимо. Можно ли говорить, что готовившиеся к катастрофе облажались? Это примерно так же, как считать облажавшимся купившего страховку, если у него в итоге не сгорел дом, он не сломал ногу, у него не умер ребёнок.
Можно говорить, что готовиться не к чему, что риска (астероида или вируса) нет вообще, или что их риск намеренно раздут. Но нельзя говорить о ненужности подготовки, если существовавший риск просто не реализовался.

Ну и — Штирлиц знал, что из разговора лучше всего запоминается последняя фраза, — если на нас летит астероид, и учёные говорят, что, сидя дома и моя руки, мы существенно увеличим вероятность того, что он пролетит мимо...