green_fr (green_fr) wrote,
green_fr
green_fr

Category:

Invalides : Comme en 40

Сходил на выставку про 1940 год в Инвалидах. Достаточно мрачная, как заметил igparis, выставка, но я не увидел там излишнего нагнетания мрака — время было достаточно пессимистичное, удивительно ли, что и выставка о нём вышла пессимистичной?
Для меня когда-то был откровением первый том «Дорог свободы» Сартра, когда он рассказывает о французских левых, уверенных в своей правоте в деле борьбы с фашизмом — и вдруг они узнают по радио о том, что Сталин подписал мир с Гитлером. И это просто обрушивает весь их мир, их представление о добре и зле, рушит все их планы на будущее, да и вообще не оставляет никакого видения будущего. Пустота...
Собственно, с этого начинается выставка: копия карты, прилагавшейся к немецкому экземпляру пакта Молотова-Рибентроппа.



Детский маршрут (вот за что ещё я люблю выставки в Инвалидах!) начинается с не менее мрачной иллюстрации противогазов для младенцев. Справа — учебник для младшей школы, рассказывающей, как нужно себя вести во время бомбардировки, а заодно и о том, как снизить её вероятность — светомаскировка и т.п.



Первый год войны — drôle de guerre, «странная война», когда официально войну объявили, но на деле не произведено ни одного выстрела, французская армия сидит и ждёт, когда на неё нападут. Все мысли только о том, как обороняться, основная тема — линия Мажино. Слева — манекен солдата подземной крепости. Тоже помню, как меня поразил моё первое посещение бункера под Каном — совершенно нереально даже представить себе, как такое можно штурмовать, в голову приходит только осада. Здесь же мне понравился мешочек для сбора отстрелянных гильз (а возможно и фильтрации газов). Справа — победитель конкурса солдатского мастерства, чернильница в форме укреплённой батареи. Прекрасная иллюстрация конечного результата этой батареи: красиво, бесполезно (корректнее, конечно, говорить «не пригодилось»).



Поражение. Практически вся французская армия идёт в лагеря для военнопленных. Мгновенно возрождается миф о грядущем реванше, «врагу не сдаётся наш гордый Варяг», вот это вот всё. В музее показали реликварий, в котором сохранили прах от сожжённого флага 86 пехотного полка французской армии. На реликварии — орден, снятый с флага непосредственно перед сожжением. Мужчины в этом месте могут позволить себе смахнуть скупую слезу.



Приказ немецкой комендатуры на оккупированной территории: всем мужчинам 18-35 зарегистрироваться, автомобили переписать, (неожиданно) убирать тротуар перед своим домом, прячущихся солдат выдать в плен, комендантский час, запрет заходить в заброшенные дома и — мой любимый пункт — перевести часы на берлинское время. Справа — приказ Жана Мулена, в то время префекта Шартрского региона, куда ещё не дошли немецкие войска. О том, что никакой эвакуации, всем нужно оставаться на своих местах, не потерпим паники, так победим!



Интересный артефакт: 16 июня 1940 года Черчиль с Де Голлем предлагают Рейно (премьер-министр Франции) чуть ли не слияние двух стран. Единое правительство, единая армия. На фотографии — проект марки с английским королём и французским президентом Лебреном (очень характерный фон за ними). Буквально через несколько часов после получения этого предложения Рейно уходит в отставку, на его место приходит Петен и подписывает перемирие с немцами. Должность французского президента упразднили, Рейно поехал в концлагерь, Лебрен остался под домашним арестом. Марку решили не печатать.



Французский сувенир с вагоном, где подписывали перемирие в 1918 году. В 1940 году Гитлер настоял, чтобы перемирие подписали в этом же вагоне — сувенир немедленно начал пользоваться популярностью среди немецких солдат. Вагон перевезли из музея первой мировой войны на ту самую поляну, подписали мир, а потом увезли в Берлин — дважды памятник истории. В апреле 1945 года Гитлер отдал приказ СС сжечь этот вагон — вот так и получилось, что во французском музее стоит теперь другой вагон того же года выпуска, той же серии.



Переговоры по поводу условий перемирия заняли 20 часов. Как позже выяснилось, немцы установили в вагоне записывающую аппаратуру. На выставке показали коробку из 45 виниловых пластинок с записью — её сразу же преподнесли маршалу Петену, который хранил её до 1944 года, после чего коробку перевезли сначала в Швейцарию, потом в Германию, потом её следы утерялись. В 2015 году коробка всплыла на каком-то аукционе.



Карта лагерей военнопленных. Для меня эта часть истории — это жуткий перекос французской пирамиды возрастов 1941 года, к счастью выпрямившийся после войны (России повезло меньше). А слово Stalag — это два тома комиксов Tardi про его отца-военнопленного.



Оккупация. Слева — первый немецкий агитационный плакат во Франции. Официальный текст: «Брошенное [полагается: армией, правительством] население, доверьтесь немецкому солдату!» — и тут же «одно из первых проявлений движения сопротивления», приписка углём «а больше ничего не надо?». Справа — путеводитель «Париж за 4 дня». Созданный в 1920-х годах, он существовал во французской и английской версиях — в 1940 году немедленно перевели и выпустили немецкую.



Известна история эвакуации Лувра. Музей Инвалидов не вывезли — немцы довольно быстро пришли туда собрать интересующие их экспонаты, в основном артефакты немецкой истории. Слева — шлем баварского пфальцграфа, XVI век. Справа — полный каталог (2023 предмета, оцените шрифт) того, что немцы вывезли из музея. Справедливости ради стоит упомянуть, что шлем слева попал в парижский музей в 1800 году. Ну и после 1945 года вернулся в Париж, а не в родной ему Нойбург-ан-дер-Донау.



Список книг, отозванных от продажи во Франции. Вопреки распространённому мнению, этот список состоял не столько из запретов немецких властей, сколько из книг, самоцензурированных французскими издательствами. В основном авторы-евреи и так или иначе критикующие Германию тексты. В предисловии немецкая администрация выражает глубокое удовлетворение инициативой французских издателей.



Снова аннексированный Эльзас (по этому поводу я всякий раз вспоминаю немецких студентов, со смехом читавших историческую табличку в Верхнем Кёнигсбурге о том, как эта крепость была «аннексирована немцами — освобождена французами — аннексирована немцами — освобо...», и так несколько раз), идёт германизация топонимов. Улицу Станисласа переименовали в улицу Германа Геринга.



А это не марки, а просто наклейки с любимым Маршалом и его высказыванием в духе «я отдаю Франции всего себя». Предполагалось это клеить на письма рядом с марками. Просто так, для красоты.

Tags: invalides
Subscribe

  • Отравление в Солсбери

    На сайте Arte лежит сериал про отравление Скрипалей. Я посмотрел, по настроению поначалу очень похоже на «Чернобыль» — такое же ощущение возможной…

  • Пропорции французского флага

    В недавнем C’est Jamy рассказали, что полоски французского флага не всегда одинаковой ширины. Что есть «стандартный» флаг, и там синяя, белая…

  • Stand-up Maths или Dobble наносит ответный удар

    Stand-up Maths (приятный канал: и смешно, и про математику) поднял недавно тему Dobble. Не так красиво, как рассказывал Лёша, но логика примерно…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 19 comments

  • Отравление в Солсбери

    На сайте Arte лежит сериал про отравление Скрипалей. Я посмотрел, по настроению поначалу очень похоже на «Чернобыль» — такое же ощущение возможной…

  • Пропорции французского флага

    В недавнем C’est Jamy рассказали, что полоски французского флага не всегда одинаковой ширины. Что есть «стандартный» флаг, и там синяя, белая…

  • Stand-up Maths или Dobble наносит ответный удар

    Stand-up Maths (приятный канал: и смешно, и про математику) поднял недавно тему Dobble. Не так красиво, как рассказывал Лёша, но логика примерно…