green_fr (green_fr) wrote,
green_fr
green_fr

Category:

Первый день на работе

Карантин официально закончился месяц назад, но на работу пускают постепенно. Сначала, конечно же, занялись теми, кому нереально работать из дому — эксперты, которые должны выезжать на место строительства, например. Мы в списке приоритетов были явно в самом конце: встреч даже внутренних у нас крайне мало, да и вся инфраструктура уже настроена так, чтобы мы могли работать из дому.

Тем не менее, неделю назад прошёл мейл от генерального директора в духе: надо постепенно возвращаться к нормальной жизни, восстанавливать связи с коллегами, с работодателем, с рабочим местом. Наш шеф переформулировал: хотя бы раз покажитесь до середины июня, ну и потом неплохо было бы хотя бы раз в неделю показываться в офисе. Слово шефа — закон, я собрался и поехал.

На самом деле, забавно смотреть, как мы сами накладываем на себя ограничения, которых изначально не было. Вот и тут: шеф сказал «хотя бы раз в неделю», а мы потом за него додумали. Нас пятеро, дней в неделю пять, давайте срочно составим график, кто в какой день ходит! Понятно, откуда ноги растут — во время летних отпусков шеф требует, чтобы каждый день хотя бы кто-то был на работе (может возникнуть необходимость в срочных расчётах; типичный пример: мы решаем поторговаться в покупке какой-то компанию, нам нужно срочно оценить её стоимость / проверить чужую оценку). Но здесь-то мало того что никто этого не требовал, речь шла строго об обратном — социализация, увидеть коллег и всё такое. Осознали, что ступили, на расписание забили. На всякий случай переспросил у шефа — он подтвердил: ему всё равно, есть ли кто в офисе, главное, чтобы время от времени все там показывались, и чтобы не было более 3 человек одновременно.

N ходит более-менее регулярно, потому что у него дома интернет плохой (странная история — ADSL медленный, 4G быстрее, но у него абонемент не безграничный, и к середине месяца он умудряется выбрать все свои гигабайты). A и F, такое ощущение, спасаются в тишине офиса от детей дома. У J при этом тоже трое детей, но он как раз активно выступает за то, чтобы не возвращаться в офис вообще — что мы там забыли? Я, в принципе, с ним согласен, но мне это не настолько принципиально, чтобы вступать в переговоры с шефом — которого я прекрасно знаю, у него своего мнения по данному может вообще не быть, он тупо переносит спущенную на него директиву.

Опять же, дополнительный спорт. Погода прекрасная, на работу поехал на велосипеде. Туда 22 километра, 100 метров подъёма, 200 спуска, назад — столько же, только затяжной спуск (avenue de Paris: отпустил педали — оно само катится) превращается в затяжной подъём. В общественный транспорт пока что не тянет совершенно. А машину я и так не сильно люблю — не спорт и не отдых, плюс лично я нервничать начинаю, когда мудаков на дороге вижу.


В офисе на входе выдают Starter Kit: полсотни одноразовых масок, спиртовый гель для рук, бутылку воды и флягу с логотипом компании — «чтобы вы могли приносить воду из дому», так как все фонтанчики с водой официально закрыты (на самом деле работают, как минимум горячая вода для чая там есть). Кофе-машины тоже работают, но социальную функцию выполнять перестали: около машины может находиться только один человек, остальные стоят в коридоре, ждут, согласно нанесённой на пол разметке.

Вообще, в офисе всё расчертили: где стоять, куда ходить. На каких лифтах можно подниматься, на каких — спускаться (я не совсем понимаю эту логику), в кабине лифта не больше двух человек, причём строго по диагонали. То же разделение для лестниц, но тут как раз логика понятна: чтобы встречные потоки не пересекались (хотя, сколько раз я по лестнице ходил, никогда там никого вообще не видел — как-то вот не принято у нас в офисе по лестницам ходить, даже на один этаж, при этом едущий на один этаж извинится перед остальными).

Столовая работает. Я искренне сказал работникам, что их отдела мне не хватало больше всего все эти месяцы :-) Столики расставили достаточно далеко друг от друга, за каждым столом максимум один человек. То есть, столовая явно не способна принять всех тех людей, что ели там до карантина. Мне, впрочем, разницы практически никакой: я как ел в компании своего Kindle, там и ем. Шум только вот изменился — если раньше стоял ровный гул, то теперь уровень шума примерно такой же, но слышны слова — людей мало, но сидят они далеко друг от друга и пытаются разговаривать на этом расстоянии. Более человеколюбивые коллеги, которые всегда обедали в большой компании, снобят этот «концлагерь»: едят либо на улице, либо принесённое из дома (по такому поводу официально разрешили есть на рабочем месте).

Залы для собраний закрыты, поэтому все встречи проводятся по телефону (в этот момент становится совсем непонятной логика «социализации», включать камеры во время собрания привело бы к существенно большему эффекту). В нашем офисе в итоге шум существенно больше — раньше реально муху слышно было (у меня не очень разговорчивые коллеги, да я и сам не слишком болтлив, разве только в тесном дружеском кругу), а вчера в какой-то момент оба пришедших коллеги одновременно разговаривали по телефону.
Плюс, рядом с нами теперь большой начальник, P. Тоже прекрасная история: у нас в начале года перестановка в руководстве, P стал директором и был вынужден переехать из своего офиса в новый — старый офис у него был официально на территории другой компании (нашего же холдинга), доступ к которой регулируется законом: далеко не у всех его новых подчинённых был туда доступ. В итоге он переехал в наш офис, а нас передвинули немного в сторону. Так вот, у P есть «прекрасная» привычка разговаривать по телефону на громкой связи. Во всём остальном он крайне приятный человек, но, боюсь, эта его фишка перевесит все плюсы.

F был на работе весь день, а A пришёл после обеда и немедленно заморочился. Мы с ним формально сидим за одним столом, но стол этот двухметровой ширины, да ещё и с перегородкой посередине. Но формально же, говорит A, стол один! А он где-то читал, что для соблюдения дистанции нельзя сидеть за одним столом. Я сначала улыбнулся шутке. Потом понял, что это не шутка. Оставил A медитировать над сложным выбором. А через час понял, что могу с удовольствием продолжить работу из дому — и поехал назад. Всё, птичка поставлена, я вышел из карантина.


С утра успел поговорить с F — он неделю назад объявил, что уходит из компании. Я явно не самый большой любитель риска, мне было непонятно, как можно менять работу в такой момент. Нет, обычно я тоже совершенно уверен, что я не пропаду, работа для меня всегда найдётся. Но конкретно вот сейчас — такое ощущение, что карты реально пересдаются, и завтрашний мир представить себе крайне сложно.
Можно говорить «учителя / программисты / математики будут нужны всегда» — но если вот так вот задуматься: а почему, собственно, мы в этом так уверены? Можно всегда придумать какой-нибудь карикатурный пример, когда все учителя заменяются одним супер-учителем, который читает лекции всей планете через интернет — а то, что нам такой вариант кажется нереальным, говорит лишь о бедности нашей фантазии. Мы не можем представить себе существенные детали, которые сделают подобный сценарий реальным, как появление грамзаписи убило в своё время местные оперные театры — кто будет слушать «талантливого крепостного», если можно поставить запись Шаляпина?
Можно говорить «я всегда смогу переучиться на новое и нужное» — но это тоже работает при условии, что интересных рабочих мест будет достаточно, а в условии по-настоящему серьёзной конкуренции лично я не уверен, что смогу выучиться быстрее, чем молодёжь. По крайней мере я точно сейчас учусь менее эффективно, чем в свои 20 лет.

А F сказал, что моя логика ему понятна, но при этом именно сейчас вокруг него множество людей меняет работу. Именно что: рассматривайте кризис как очередную возможность. Плюс, head hunters явно активизировались — если все сидят по домам, значит можно всем звонить, не стесняясь побеспокоить человека в офисе и при коллегах.
А что касается риска, тут F сформулировал три фактора. Во-первых, лично у него есть приличные запасы — даже если он теряет работу, у него в лёгкой доступности есть наличности на пару лет его зарплаты. Во-вторых, мы всё-таки живём во Франции, а это значит, что что бы с нами не случилось, в худшем случае нас ждёт резкое падение уровня жизни, но не нищета, не голод, не смерть. Риск в социальном государстве крайне ограничен. А в-третьих, всегда есть семья, которая, если что, поддержит. Уже поддерживала неоднократно — и его, и других членов семьи.

А я про себя думал, что да, первые два пункта вполне ко мне применимы, третий нет, но самое главное — у меня в голове есть явное отторжение риска. Поэтому лично я предпочитаю «работать на дядю», чем открывать свой бизнес. Поэтому я в этой компании уже скоро как 20 лет. Не знаю, насколько это из-за каких-то моих врождённых свойств, а насколько из-за «лихих 90-х», когда сначала нищета была и у тебя, и у всех вокруг тебя, а потом появились деньги / работа, но с ними и чёткое осознание хрупкости этого положения. Когда в один день тебя могли уволить, твоя компания могла закрыться, вся твоя отрасль могла стать совершенно ненужной. Наверное, и то, и другое: врождённые убеждения получили прекрасную иллюстрацию собственной правоты и закрепились. Возможно, навсегда.

Но F мне будет явно не хватать. Разговаривать с ним, конечно, тоже было совершенно невозможно. Но это единственный коллега, к которому можно было подойти с любой темой, просто, чтобы он выслушал, понял тебя, задал правильные вопросы и подтолкнул к решению — у него и кругозора для этого достаточно, и терпимости, и интереса к чужим вопросам.

Странно, при этом. Уходит в какую-то консалтинговую контору (по непонятной мне традиции, здесь не говорят, куда уходят, вплоть до последнего дня). При том, что он явно стрессует на работе больше всех нас. Такое ощущение, что уходит не «куда», а «откуда» — я уже писал, что у нашего начальника крайне своеобразная манера управления, точнее даже общения с подчинёнными. По сравнению с моими начальниками в России он, конечно, душка, но по сравнению с французскими нормами — деспот и тиран. В прошлом году от него (не особо скрывая причины) ушёл B, я подозреваю, что в решении F личность шефа тоже занимала не последнее место, но он этого не проговаривает. Да у нас на работе вообще мало кто что-то проговаривает...
Tags: covid, ja, rabota
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Кино

    Набралось ещё какое-то количество понравившихся за год фильмов и мультиков. Долин в каком-то из своих подкастов посоветовал Могилу светлячков —…

  • Colline d'Élancourt

    В местном журнале (бесплатная «муниципальная» пресса, нам приходит один журнал с новостями нашего города Guyancourt, и ещё один с новостями нашей…

  • Дом "Жемчуг" в Ташкенте

    А ещё, когда читал книжку про популяционную генетику, встретил описание удивительного здания в Ташкенте. Жилой дом, построенный ещё при СССР, с чуть…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 19 comments

Recent Posts from This Journal

  • Кино

    Набралось ещё какое-то количество понравившихся за год фильмов и мультиков. Долин в каком-то из своих подкастов посоветовал Могилу светлячков —…

  • Colline d'Élancourt

    В местном журнале (бесплатная «муниципальная» пресса, нам приходит один журнал с новостями нашего города Guyancourt, и ещё один с новостями нашей…

  • Дом "Жемчуг" в Ташкенте

    А ещё, когда читал книжку про популяционную генетику, встретил описание удивительного здания в Ташкенте. Жилой дом, построенный ещё при СССР, с чуть…