green_fr (green_fr) wrote,
green_fr
green_fr

Categories:

Выставка про Витебскую школу в Центре Помпиду — Малевич, Лисицкий

Вторая часть выставки, после Шагала — более супрематическая живопись. В очередной раз показали великое «Клином красным бей белых» Эль Лисицкого, 1919-1920. На эту тему на лекции показывали не только рисунки (их я видел в Третьяковке), но и фотографии украшения Николая Колли к первой годовщине революции:



Его же «Трибуна Ленина», 1919. Мы все столько раз видели эти линии, этот наклон, угол трибуны — но лично я совершенно не осознавал, что имеется в виду какая-то реальная конструкция, а не просто геометрические фигуры. Стрела на 12 метров, куб внизу — для мотора лифта, две площадки: нижняя «ожидания» и верхняя для выступающего оратора. На самом верху — экран для слоганов (вечером, уточнял автор проекта, он может использоваться для проецирования кинокартин):



Прекрасная фотография Лисицкого и Малевича. Малевич просто выпирает из фотографии, сумасшедшая харизма, абсолютно понимаю всех учеников, которые хотели учиться у такого мастера!



Тот же Лисицкий, «Проун» (Проект Утверждения Нового). Оказывается, Лисицкий был членом Die Stijl — в начале 1920-х годов он несколько лет жил в Германии. На лекциях показывали, как из таких вот проунов появлялись индустриальные лозунги в духе «станки депо ждут вас!» — и становится понятным, почему мне нравится вот такая вот живопись. Это всё тот же мой любимый индастриал, только чуть менее фигуративный. У Малевича по этому поводу был прекрасный термин «мертвопись» — как оппозиция к «живописи».



«Комната Проуна» — это уже в Германии, 1923 год.



На лекции же показывали иллюстрации с выставки Лисицкого 1926 года. Белые стены с тёмными выпирающими рейками — в зависимости от угла взгляда общий цвет меняется. Фотографировать фотографии, проецированные на экран — бессмысленно.

Ещё одна фотография, «Малевич и члены Уновиса едут в Москву», 1920 — и снова, это не груповая фотография, это портрет Малевича! Он в нимбе лиц, он как бы парит над ними всеми. Удивительный был человек, похоже.



Ещё Лисицкий — «Супрематизм духа», 1919. Сам Малевич практически ничего не рисует в Витебске, для него живопись исчерпана. После «Чёрного квадрата» у него был ещё «Белый квадрат на белом фоне» — после этого всё, больше ему рисовать нечего. Лисицкий же пытается искать продолжения — здесь у него распятый квадрат:



По этому поводу на лекции рассказывали о выставке Малевича 1927 года: картины развешены хронологически, а после последних картин был совершенно пустой зал. После которого — залы были по кругу — посетитель возвращается в самое начало выставки. Очень красивый ход.

Лекция «Об искусстве, церкви, фабрике, как о трёх путях, утверждающих бога», 1922 — совершенно неожиданная тема, очень интересно было бы послушать:



Украшение в Витебске ко второй годовщине комитета по борьбе с безработицей, 1919:



Предыдущая фотография была заглавной для ещё одной лекции, выступления Elitza Dulguerova о выходе искусства на улицу. Лекция интересная — чётко показали, как после революции расцветает новое искусство, и как уже в 1919 году оно исчезает из столиц, а затем и отовсюду, заменившись официозом, помпезно-тоталитарным искусством. Единственно, что лично меня зацепило: лектор постоянно давала понять, что Шагал — это искусство, а всякие там малевичи с лисицкими — так, ремесленники пропаганды. Я, наверное, утрирую, но не сильно. В этом месте, наверное, надо было голосовалку прикрутить ;-)

В продолжение темы выхода искусства на улицу: Николай Суетин, украшение трамвая, 1920-1921:



Он же, «Оформление стены» и «Композиция», 1920:



Он же, «Чёрный квадрат», 1920 — действительно, повторить может каждый. Прямо вот даже странно было бы, если бы никто из крупных художников не перерисовал бы «Чёрный квадрат»!



Суетин продержался в более-менее авангарде до второй мировой войны, во время которой он вынужден вернуться к классике. Прожил до 1954 года.

Фотография Уновиса, 1921. Суетин на переднем плане, с чёрным квадратом на рукаве (в какой-то момент у них была если не униформа, то хотя бы попытка делать себе отличительные знаки), Малевич — в профиль, на фоне доски.



Посуда Малевича (чашку он делал вместе с Суетиным), 1923-1926. Чайник я уже видел в Бергамо.




Слева — декорации Веры Ермолаевой к опере «Победа над Солнцем», 1920. Описание оперы само по себе прекрасно. Первый раз её ставят в 1913 в Петербурге, опера выдерживает два представления. Здесь вторая постановка, Витебск, 1920 год. Денег хватает на одно представление, и то без музыки. Про декорации тоже пишут, что конкретно эти декорации были нарисованы тоже после постановки. Интересно, что было в момент постановки. А то получается классический «нож без рукоятки, лезвие утеряно».
Справа — декорации Лисицкого к «опере будущего», которую он задумывает по мотивам «Победы над Солнцем». Видимо, в оригинале было недостаточно радикально, и в новой опере Лисицкий замышляет заменять всех актёров механическими автоматами. Прекрасное было время...



Веру Ермолаеву в 1937-м арестовали (антисоветская агитация) и расстреляли.

Ещё один ученик школы, Александр Цетлин, «Продовольственные карточки комунны ВитСвоМас», 1920. Отличные карточки (нетронутые — то ли проект, то ли отоваривать по ним нечего было), а вот про автора я не смог найти ровным счётом ничего.



Афиша ещё одной лекции Малевича, Оренбург, 1920 год. «Начало в 4 часа солнечного времени»:



Михаил Кунин, «Искусство коммуны», 1919. Вот к этой шахматной доске у меня нет никаких претензий!



У автора картины прекрасная биография: бросил учёбу из-за нехватки денег, пошёл в цирк рисовать афиши, затем начал сам выступать в цирке («Ганс Куни-Пикассо. Человек-молния» — рисовал картины прямо перед публикой. с закрытыми глазами. ногами...), потом занялся гипнозом, чтением мыслей и прочее и прочее. Дожил до 1972 года.

Владислав Стржеминский, «А что ты сделал для фронта?», 1920 и «Outils et produits de l’industrie», 1919-1920 (от явно видел работы Пикассо).



У Стржеминского тоже сумасшедшая судьба. В первую мировую его очень сильно побило (ампутированные нога и рука, повреждённые глаза), после революции он работает вместе с Татлиным и Малевичем. В 1922 году уезжает из России в Польшу. В 1939 году Польшу делят, и он, вместе с частью страны, снова попадает в СССР. Успевает уехать в немецкую половину Польши, но ещё через несколько лет и эта часть Польши отходит к СССР. Какое-то время он преподаёт, но в 1950-м его увольняют за несоответствие соц. реализму, и в 1952 году он умирает.


Почитал немного о трёх главных героях выставки.
Историю Шагала знают, наверное, все: практически сразу после Витебска он уехал из России, жил во Франции, расписал потолок парижской оперы, дожил до 98 лет.
Лисицкий тоже уехал из России, прожил недолго в Германии, вернулся. Умер в декабре 1941, последняя работа — «Давайте побольше танков».
Малевич же жил и работал в России. Вроде как собирался уехать (по крайней мере, перевёз свои архивы в Германию вместе с запиской «В случае смерти моей или безвыходного тюремного заключения...»), но не успел: в 1930-м его арестовали как немецкого шпиона. Как это ни странно, выпустили, и он спокойно умер от рака в 1935 году.
История похорон Малевича тоже прекрасна: он завещал похоронить его с раскинутыми руками, в крестообразном гробе. Но гроб ему сделали обычный, прямоугольный, кремировали и похоронили урну с прахом где-то в Подмосковье. Могила во время второй мировой войны потерялась, и когда в 1988 году энтузиасты определили место захоронения, там уже было колхозное поле. Поэтому памятник поставили в паре километров. А ещё через 25 лет, в 2013 году на месте поля построили жилищный комплекс «Ромашково». С улицей Малевича.

Пока писал пост, узнал о фильме Шагал — Малевич. Кто-нибудь его видел? Стоит?
Tags: art moderne, centre pompidou
Subscribe

  • Армен и Фёдор

    После рекламного поста catpad я подписался на  подкаст «Армен и Фёдор» (ссылка на youtube, но у него есть и более дружественные форматы)…

  • Итальянский лагерь 2020: Болонья

    Третий город нашего итальянского лагеря. С ним было, наверное, удобнее всего, потому что под Болоньей живёт Оля — не то, чтобы она мало знала про…

  • Гоголь-центр и книги: Кузмин и Ахматова

    Я писал, что «Гоголь-центр» тоже начал выкладывать в интернет какие-то свои спектакли. Первый, который я посмотрел, был «Форель разбивает лёд»…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments