green_fr (green_fr) wrote,
green_fr
green_fr

Categories:

Выставка про Витебскую школу в Центре Помпиду — Марк Шагал

Ещё одна выставка прошлого года — в Помпиду, Витебская школа: Шагал, Лисицкий, Малевич. Очень хорошая выставка, особенно вкупе с выступлениями в рамках «Коллекции», в первую очередь лекцией Александры Шатских об отношениям Малевича с Шагалом, да и вообще о контексте этой школы.
Школа открылась в январе 1919 года, руководил ею Шагал — получив приглашение, он немедленно уехал из голодной Москвы, не застав открытия собственной выставки. Очень сильный момент, как мне кажется: у тебя готовится крупная персональная выставка, но кушать хочется настолько, что ты уезжаешь за пару дней до открытия. Вокруг бардак. Такой, что до сих пор никто толком не знает, открылась ли эта выставка — остались какие-то документы о том, что открытие откладывается, за отсутствием денег на отопление. И есть пара непонятно когда и кем сделанных фотографий выставки.

Шагал представляется скорее уже старым — очень приятно было увидеть его портрет 1914 года (автор портрета — Юрий Пен, учитель Шагала, дожил до 82 лет, убит у себя дома в Витебске в 1937 году при невыясненных обстоятельствах):



В школе заявлена высокая планка, обещают отличных преподавателей — от реалистов до футуристов. Набрали 120 учеников, в основном — евреи из рабочих семей.

На выставке было ожидаемо много картин Шагала. Наиболее известный его стиль мне как-то никогда не нравился. Видно, что художник великий, но лично меня не цепляет.

«Белла с белым воротником», 1917 и «Свадьба», 1918



«Над городом», 1914-1918 (это вот её, в частности, из Третьяковки привезли). Справа — едва заметный фрагмент этой же картины:



«Эскиз к Пуриму», 1916-1917. Справа — фрагмент картины: я правильно понимаю, что они в настолку играют? Что-то стратегическое, вроде «Риска»...


Картина при этом подписана на двух языках (я уже уверенно узнаю не только «а», но и «ш»):



А вот где-то с этого момента мне Шагал неожиданно начинает нравится. «Двойной портрет с бокалом вина», 1917-1918 и автопортрет 1918 года (на выставке он был подписан «La visite à l’autoportrait» — что-то вроде «в гостях у автопортрета», я не смог найти оригинального названия). Вторая картина — красота, практически Матисс! (кто бы мне сказал пару лет назад, что я напишу эту фразу...)



«Художник на Луне», 1916-1917 (снова Матисс, но на этот раз — его аппликации) и «Старик в очках», 1920 (какие цвета! кто бы мне сказал, что это — Шагал...)



«Куда угодно, лишь бы прочь из этого мира» (французский вариант был «N’importe où hors du monde», я же вижу что-то в духе «хоть тушкой, хоть чучелом...»), 1915-1919 (по датам — именно в это время Шагал застрял из-за войны в России) и «Профиль в окне», 1918 (такое ощущение, что это рисовал Маяковский):



А это уже наш, коммунистический Шагал. «Вперёд, без остановки» и «Мир хижинам, война дворцам», 1918. Клеточки на картине для последующего увеличения — это эскизы к большим агитационным полотнам:



У этой картины тоже интересно было бы найти оригинальное название. В музее она была подписана как «Chaga (pas en avant)», 1918. «Шага» — это одновременно и урезанная форма от «Шагала», и родительный падеж от слова «шаг». В скобках выражение, которое можно перевести как «шаг вперёд» — но тогда не получается «шага» (было бы «ни шага назад» — было бы понятнее). А теоретически можно как «не вперёд»...




Возвращаясь от личности руководителя к школе. Директором школы был Мстислав Добужинский. Про него пишут — талантливый акварелист. На следующей картине («Витебск», 1919) он одним синим цветом показал атмосферу целого города (мрак, холод, голод).
Добужинский, как и Шагал, уехал сначала в Литву, потом во Франция и США. Умер в 1957 году.



Один из учителей школы, Давид Якерсон (ему в это время едва 20 лет исполнилось). «Постройка дворца труда», и «Солдаты красной гвардии», 1918 (последнее так и просится на выставку Die Stijl). Тоже, очевидно, наглядная агитация. На обороте резолюция: «Одобряю, 2 экземпляра 3-2 метра. Шагал.»



Супрематические композиции, шагающие роботы, 1920 (типичная иллюстрация к какой-нибудь книге про Мондриана) и сам Якерсон (пацан!) у его памятника Карлу Либкнехту, Витебск, 1920. Памятник не сохранился, его снесли в 1929 году из-за ветхости. Сам Якерсон прожил до 1947 года, но поздних работ его практически не сохранилось — авангард был уже не в моде.




В ноябре 1919 года в школу приезжает Малевич. Дальше не по выставке, а по лекции Шатских — её рассказ можно резюмировать фразой «у всех огромные эго, но всем хочется кушать». Они вынуждены уживаться под одной крышей, хотя в творческом плане у них совершенно ничего общего: остающийся фигуративным чувственный Шагал — и рациональный супрематический Малевич. Плохо всем, и опять же, судя по лекции: Шагал — гений, но жить и работать с ним было невозможно. Шатских цитирует сохранившиеся письма, воспоминания очевидцев. Со стороны Шагала идёт постоянный шантаж: я здесь главный, и если что будет не по-моему, я уезжаю! И постоянные понты: вы все сюда только пожрать приехали, а я — ради искусства, ради учеников, ради будущего! Но при этом совершенная неспособность организовать что бы то ни было — это то, что мы с Анютой называем «артистической натурой», в наших устах это синоним слову «бардак». Очевидно, что от учителя, способного только говорить «смотрите на меня — и вы научитесь!» ученики активно переходят к Малевичу с его занятиями, планом и расписанием. (предатели!)

Вот это «вміла добре готувати та не вміла подавати» вообще страшное дело. Люди часто с пренебрежением относятся к умению подавать себя и собственные результаты (если концепт не нравится, то слово «подавать» легко заменяют на «продавать», а если нравится — то на «структурировать»). Эта же Александра Шатских — у неё была безумно интересная лекция, но она читала её по бумажке, волнуясь так, что мне за неё постоянно страшно было. Чисто физиологическая эмпатия, когда ты ногтями впиваешься в руки, ожидая срыва лектора. Текст интересный, но в такой форме бубнения слушать сложно, люди в зале массово засыпали (я не шучу — то у кого телефон на пол упадёт, то кто-то захрапит). А после лекции перешли к вопросам — и она вдруг расцвела, отвечая не заготовленным текстом, а от себя. Сама себя перебивая, торопясь поделиться тем, что ей нравится, чем она живёт. Все немедленно проснулись, но тут и время лекции закончилось.
Вот спрашивается — что мешает ей походить на курсы по тому, как делать презентации? Кроме пренебрежения к «умению продавать себя»?

(не влезло в один пост, продолжение следует)
Tags: art moderne, centre pompidou
Subscribe

  • Радиус 10 километров

    У нас через пару дней обещают снять ограничение на перемещение по стране, а пока ещё можно свободно перемещаться только в радиусе 10 километров…

  • Colline d'Élancourt

    В местном журнале (бесплатная «муниципальная» пресса, нам приходит один журнал с новостями нашего города Guyancourt, и ещё один с новостями нашей…

  • 2020 год дома

    Вторая часть фотографий 2020 года: что было у нас дома. Купили игрушку на Новый год, Turing Tumble — интересный концепт, когда ты строишь очень…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments