green_fr (green_fr) wrote,
green_fr
green_fr

Categories:

Сто лекций с Дмитрием Быковым — 1989, 1990 и 1991

Лекция 1989 года про роман Валентина Пикуля «Нечистая сила». Не смог это читать. Быков тоже в основном говорит не о художественных достоинствах романа, а о его контекстуальности — развал империи Николая II читатель того времени рассматривал как предвкушение развала советской геронтократии. Но контекст ушёл, а на достоверно-исторический роман это не тянет, да и написано, если честно, совсем не на мой вкус. Скучно.


Лекция 1990 года про роман Фазиля Искандера «Сандро из Чегема». Тоже в начале показалось длинной тягомотиной, но когда въедешь — не оторваться. Мне всё больше и больше нравится вот такой «старческий» стиль, когда повествование ведётся как рассказ старика. Он по сто раз повторяет одно и то же, регулярно сбивается на «а вот был у нас ещё один случай», не заканчивает все начатые фразы — но слушать такого старика очень интересно.
К тому же, на самом деле, это стилизация, пишет это не шамкающий старик — а вполне осознающий стиль автор, который время от времени вставляет прекрасные шутки вроде «Статья была набрана, но он ее не успел напечатать, потому что в это время умер отец всех народов, кроме высланных в Сибирь и в Казахстан». А две главы — однозначно мои любимые — вообще написаны от имени животных: «Рассказ мула старого Хабуга» и «Широколобый» про буйвола (только что я узнал, что «Широколобого» поставили в театре — хочу!).

Читая, я обратил внимание на относительную аполитичность книги. Конечно, Сталина автор по имени не называют и хает при каждом его упоминании. Но помимо этой ненависти к отцу народов, всё остальное даже не нейтрально — такое ощущение, что документально. Как если бы автор просто описывал настоящих людей с их настоящими, часто не очень логичными мнениями. В какой-то момент крестьяне начинают (совершенно справедливо) ругать колхозы за сельское хозяйство по расписанию: сажают и убирают по графику, не глядя на погоду — в итоге собрали незрелые кукурузные початки. Но буквально на следующей же странице эти же крестьяне ругают эти же колхозы за борьбу с малярией — виданное ли дело, болото осушать? Да оно здесь всегда было и всегда будет! То есть, это как бы констатация того, что говорят как бы настоящие чегемцы. Без критики, без стёба над ними. Максимум — лёгкая ирония с высоты нынешнего времени. Как в описании соревнования низальщиц табака, в котором разыгрывали первый чегемский патефон с полным набором пластинок «Доклад тов. Сталина И. В. на Чрезвычайном Всесоюзном съезде Советов 25 ноября 1936 года о проекте Конституции СССР» — ну да, вот так вот оно и было.

В какой-то момент автор упоминает «аэрофлотскую сумку с надписью „Эр Франс“» — и вспоминается, что в СССР слова «Аэрофлот» и «самолёт» были практически синонимами. Как потом ксерокс.

А ещё прекрасная глава про абхазских негров очень порадовала меня близким мне определением национальности. Когда в Абхазию приехал какой-то африканский принц, ему показали абхазских негров, и он спросил:
— Ну а как живется неграм в Советском Союзе?
— Каким неграм? — заинтересовался хозяин.
— Как каким? — удивился принц, оглядывая местных негров, сидевших за этим же столом. — Вам!
— А мы не негры, — сказал хозяин, улыбаясь своей характерной улыбкой и кивая на остальных негров, — мы — абхазцы.
И это не единственный пример в книге, затем там встречается Хасан, который на самом деле Хозе, один из испанских детей, который аналогично восклицает «какой я испанец, я абхазец!» — есть, конечно, вероятность, что Искандер хотел подчеркнуть исключительную мощь абхазского плавильного котла, но лично мне приятнее думать, что он тоже считал культурную составляющую важнее кровной. Несмотря на то, что в книге чётко описываются другие народы — менгрелы, армяне, греки, не говоря уже об эндурцах, — их можно при желании рассматривать именно как культурный, а не как кровный феномен.

Книга огромная, тысячи на полторы страниц, 32 практически не связанные с собой главы. При этом, вроде как, роман делится на три части, и при чтении граница этих частей ощущается настроением. Условно говоря, первая часть — старо-романтическая, вторая — юмор и хохмы, а третья — развал и депрессия. Я не знаю, получилось так из-за того, что разные главы были написаны в разное время (очень хорошо представляется написание третьей части в середине 1980-х), или наоборот — все главы написаны в разное время, но подобраны по частям в зависимости от настроения.
А общее ощущение от книги — восхищение от этой «большой семьи», от жизни практически общиной, от того, что Быков совершенно справедливо называет архаикой и сравнивает с Маркесом. Тоже интересно, конечно, насколько это мой возраст начинает играть — всю жизнь я с трудом понимал «кровные узы» и все эти семейные условности, а теперь вот неожиданно завидую, читая про общество с советом старейшин по каждому значимому поводу.


Лекция 1991 года про роман Владимира Сорокина «Сердца четырёх». Я в институте случайно прочитал «Норму» Сорокина, и она мне тогда очень понравилась. Я тут же купил себе двухтомник автора, начал читать — и от отвращения бросил. Какой-то тупизм с копрофагией. Желания возвращаться не было никакого, несмотря на регулярно попадавшиеся панегирики. Если бы не Быков — не вернулся бы ни за что. А тут пришлось :-)

Читал «Сердца четырёх» и вдруг понял, что это действительно современное искусство. То, которым я регулярно восхищаюсь в музеях, и то, которое так часто вызывает отторжение у неподготовленного человека. Только в случае с текстом неподготовленный читатель — это как раз я. Либо наоборот, я настолько с детства слился с процессом чтения, что любое «отклонение» действует на меня сильнее.
Одним словом, дошёл до строк «вы дочитали до конца ознакомительного фрагмента...» и вздохнул с облегчением. Читать целиком этот роман мне, наверное, не захочется. А вот почитать критику, анализ, какие-то литературоведческие статьи на эту тему хотелось бы. Чтобы начать хоть как-то разбираться.

А Быков в лекции говорит, что книга Сорокина прекрасно отражает отношение «нормального человека» к 1990-м. Они удивляли, они дестабилизировали, они просто бесили. Я этого, конечно, не заметил, маленьким был, но вполне понимаю, что он хочет этим сказать.
Tags: ja, Быков, советская классика
Subscribe

  • Pour la science №524

    Короткая заметка про хищные грибы :-) Точнее даже, пишут о том, что такие грибы известны давно: они могут на несколько часов парализовать мелких…

  • Pour la Science №523

    Заметка о том, что археологи, раскапывая стоянки древних инуитов на Аляске, нашли венецианское стекло. Точнее бусинки, надетые на ниточку. Ниточка…

  • Pour la science №522

    Я наконец-то понял / смог представить себе проекцию 4-мерного куба (то, что получилось на  Большой арке Дефанс) и развёртку 4-мерного куба (то, что…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments

  • Pour la science №524

    Короткая заметка про хищные грибы :-) Точнее даже, пишут о том, что такие грибы известны давно: они могут на несколько часов парализовать мелких…

  • Pour la Science №523

    Заметка о том, что археологи, раскапывая стоянки древних инуитов на Аляске, нашли венецианское стекло. Точнее бусинки, надетые на ниточку. Ниточка…

  • Pour la science №522

    Я наконец-то понял / смог представить себе проекцию 4-мерного куба (то, что получилось на  Большой арке Дефанс) и развёртку 4-мерного куба (то, что…