green_fr (green_fr) wrote,
green_fr
green_fr

Categories:

Сто лекций с Дмитрием Быковым — 1962

Лекция 1962 года про братьев Стругацких, а точнее про их «Попытку к бегству». У меня Стругацкие долго были не просто любимыми, едва не единственными авторами. Я не помню, кто первым дал мне их книжку, явно уже в 17-й школе, скорее всего всё тот же Витка Нефф. К концу школы я перечитал всё, до чего было реально дотянуться, а потом СССР рухнул, Стругацких начали, наконец-то, издавать соответствующими им тиражами. Какие-то особенно любимые вещи я купил и перечитал — но всё осталось в Донецке. И уже из Франции купил было серию «Миры братьев Стругацких» — но не легла как-то к ним душа, при очередном переезде раздарили. Так что, в доме ни одной книги Стругацких. Единственное, что каждый раз греет душу — что они Натановичи, а Натан у нас дома есть :-)

Давно хотел перечитать их, и немного страшно было. Но как по мне, они совсем не состарились: зачитываешься до такой степени, что проезжаешь свою остановку — для меня это высший комплимент книге. И при этом читаешь по-другому — какие-то шутки / фразы понимаешь, потому что сам поумнел с тех пор. А самое главное — и это появилось именно благодаря проекту с Быковым, — у книги появляется контекст. Ты как бы взрослеешь вместе со страной, ты проживаешь её историю. И вот эта вещь однозначно ложится на историю СССР: с одной стороны, только что освоенный космос — и с другой, совсем недавно побеждённый фашизм. В детстве я этого, конечно, совершено не видел, обе темы были давно знакомыми, пусть и до тех пор не вышедшими из моды.
И совершенно неожиданная перекличка с Иваном Денисовичем*: герои Стругацких не понимают реакции обнаруженных ими инопланетян — а ты вспоминаешь отупление зеков, сведённое к единственному желанию выжить. И возмущающее тебя хамство и вседозволеность охранника тоже становится понятным — он в этом мире вырос, там это норма (поэтому лично мне всегда очень «интересно» читать рассуждения об ответственности каких-нибудь там палачей из концлагеря, или работорговцев, подавляющее большинство которых базируется на нынешней этике и нынешней информации). И тут авторы плавно подкатывают тебя к основной идее книги (а по Быкову — так и всего их творчества): невозможности прогрессорства. Потому что строй, в котором ты живёшь, он внутри тебя, в твоей голове. И если одного человека изменить можно (Быков употребляет слово «спасти», но у меня, как видно из следующей фразы, не получится его использовать), то общество меняется крайне медленно. Собственно, именно это я вижу на собственном примере — моё отношение к личным свободам / демократии и пр. очень сильно отличается не только от того, что думают мои оставшиеся в России друзья, но и от того, что думал сам я буквально 20 лет назад. Не потому, что я такой умный, а все идиоты. А именно потому, что меня «спасли», поместили в общество, которое аккуратно перелило в меня свои ценности. Переедь я в Германию 1930-х — вместе со всеми ненавидел бы евреев. И это, конечно, удивительно интересная тема — курица и яйцо, личность лидера и поведение общества, — почему иногда всё-таки общество меняется?
И на эту тему Быков очень пессимистично отписался:
Куда бы ты ни сбежал, за тобой сбежит твое отчаяние, за тобой сбежит твоя судьба. Поэтому попытка к бегству от участи, которую мы все пережили примерно с 1985-го по 1995-й, она закончилась точно так же: мы опять ударились мордой обо все то же самое. Пока мы не научимся останавливать машины (а остановить их можно только поняв, как они устроены), мы можем сколько угодно по ним палить — везде нас будет ждать планета Саула, на которую мы и вернулись, к курсу своему.

*Быков говорит, что в первом варианте книги Саул бежал не из немецкого концлагеря, а из Сталинского, но сейчас для книги это уже не так важно.


Быков очень хвалит «Трудно быть богом» Германа. Я помню волну комментариев, когда он вышел, и меня фильм напугал излишней жестокостью (я с большим трудом переношу жестокость на экране — настоящую, не Pulp Fiction). Но сейчас как-то захотелось и перечитать, и посмотреть.


В книге инопланетяне разговаривают на выдуманном авторами языке, в котором я сейчас однозначно вижу псевдо-японский — в детстве этого тоже не было видно, да и не знал я, что Аркадий Натанович был переводчиком с японского.


Быков упомянул письмо Аркадия Натановича о смерти отца после блокады Ленинграда. Я нашёл его — и это действительно невозможно спокойно читать (глава «Наша биография»).
Tags: knigi, Быков, Стругацкие, советская классика
Subscribe

  • Капсула времени

    Как полезно писать ЖЖ! Можно иногда случайно заглянуть в прошлое. Случайно наткнулся на  свой пост 2008 года, в котором я пересказывал статью…

  • Отравление в Солсбери

    На сайте Arte лежит сериал про отравление Скрипалей. Я посмотрел, по настроению поначалу очень похоже на «Чернобыль» — такое же ощущение возможной…

  • Пропорции французского флага

    В недавнем C’est Jamy рассказали, что полоски французского флага не всегда одинаковой ширины. Что есть «стандартный» флаг, и там синяя, белая…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 40 comments

  • Капсула времени

    Как полезно писать ЖЖ! Можно иногда случайно заглянуть в прошлое. Случайно наткнулся на  свой пост 2008 года, в котором я пересказывал статью…

  • Отравление в Солсбери

    На сайте Arte лежит сериал про отравление Скрипалей. Я посмотрел, по настроению поначалу очень похоже на «Чернобыль» — такое же ощущение возможной…

  • Пропорции французского флага

    В недавнем C’est Jamy рассказали, что полоски французского флага не всегда одинаковой ширины. Что есть «стандартный» флаг, и там синяя, белая…