green_fr (green_fr) wrote,
green_fr
green_fr

Categories:

Pour la science № 480

Колонка, автор говорит о традиции хоронить супругов рядом. Для тех, кто не верит в существование загробной жизни, это, очевидно, бессмысленно. Для тех, кто верит (автор уточняет, что он имеет в виду три авраамические религии), тоже, т.к. священные тексты чётко говорят, что наша загробная жизнь зависит исключительно от наших заслуг в мире этом, никак не от того, где и с кем нам похоронят. Казалось бы, в чём тогда фишка? Автор предполагает, что это очередное когнитивное искажение (он называет его biais d’incertitude и цитирует Amos Tversky и Eldar Shafir, но я не смог найти, как это называется ни по-русски, ни по-английски) и приводит следующий иллюстрирующий его пример. Предположим, вы играете в рулетку, вы поставили 150€ на чёрное, и выпало чёрное. К вам подходят экспериментаторы и спрашивают, готовы ли вы играть и дальше — большинство опрошенных отвечает, что да, играем дальше (колонка короткая, непонятно, имеются в виду настоящие игроки и настоящие деньги, или всё это часть эксперимента — поэтому верим на слово). Вторая ситуация — вы поставили те же 150€ на чёрное, но выпало красное. Вам задают тот же вопрос — и большинство снова готово играть дальше. Парадокс начинается, когда вы поставили 150€ на чёрное, рулетка открутилась, но вам задают всё тот же вопрос, готовы ли вы играть дальше, до того, как расскажут результат. Казалось бы, мы только что видели, что вне зависимости от результата рулетки ответ положительный — но нет, в отсутствие известного результата большинство предпочитает больше не играть. Лично я вижу одно очень простое объяснение этому парадоксу — люди не могут перейти к следующему этапу, пока не закончили предыдущий (на эту тему была прекрасная серия 6-21 в «Теории большого взрыва») — то ли потому, что у них не хватает вычислительных способностей держать в голове сразу две похожие задачи, то ли из-за незавершённого гештальта (если это не то же самое, сказанное другими словами). Но всё равно красиво.


Очень интересная статья о том, можно ли считать социологию наукой. Есть несколько точек зрения:
— да, конечно, в чём вопрос!
— нет, так как большинство социологических теорий не соблюдают минимальные требования к научным теориям, в частности принцип опровергаемости* Поппера.
— да, несмотря на предыдущее соображение, т.к. многие классические инструменты науки не применим к социологии — в частности невозможно провести контрольные эксперименты
— нет, но не всё потеряно, медицина и психология смогли подстроиться, чтобы вписаться в классические «научные» рамки — социологам стоило бы перенять их опыт
[*Оказывается, по-русски он называется «фальсифицируемостью» — и французское-то refutabilité подталкивает к глупым шуточкам (в журнале карикатура Je lui ai dit que sa théorie est irréfutable, et il est tout content ! — Ah ! Ces sociologues !), но чтобы не увидеть в русском термине «фальсификацию» нужно серьёзно постараться.]

Чтобы спор не казался совсем надуманным, автор статьи цитирует японского министра образования, приказавшего в 2015 году прекратить преподавание социологии в 86 университетах страны — это не настолько наука, чтобы на преподавание её тратить государственные деньги.
Автор статьи — социолог — не пытается доказать, что он зря проучился в ВУЗе, он наоборот пытается сформулировать позитивную программу, которая привела бы социологию к признанию в научных кругах. В частности, он призывает разрабатывать единую шкалу измерений, чтобы результаты разных исследований можно было бы сравнивать друг с другом (классический пример — «качество образования», под которым каждый исследователь понимает что-то своё). И снова мне не понятно, насколько это реально сделать, и насколько мы приблизились к границе концепта «лучше / хуже» (который так легко понять простому смертному, и которому несомненно нужна единая шкала, чтобы сравнивать), изучая вещи принципиально многомерные.

А ещё автор говорит об очевидной проблеме социологии — связи с идеологией. О невозможности быть нейтральным в некоторых вопросах, но и необходимости отделять выводы исследований от личного мнения. И приводит красивый пример с недавним исследованием радикализации среди французской молодёжи — распространённая точка зрения французских социологов была в том, что радикализация развивается на фоне бедности и чувства несправедливости (дискриминации). И вот некое исследование показывает, что материальный уровень там вообще ни при чём, что дискриминация играет роль, но не главную. А основную роль играет религиозность (статья не упоминает есть ли связь с конкретной религией — мы все дружно подумали в этом месте про ислам). И дальше пишет, как это исследование замочили вместе с его автором — потому что некоторые вещи очень сложно принять (точно так же, как «всегда знавшим» о роли религии в радикализации сложно принять, что это не просто «сумасшедшие леваки»).


Шикарная скульптура в лондонском саду:



Мало того, что она (каким-то образом) повторяет строение пчелиного улья, она подключена к системе слежения за реальными ульями, находящимися в этом же саду. С пчёлами сейчас совсем беда, британцы поставили в каждый улей парка детектор активности, чтобы отслеживать момент, когда рой снимается и улетает в другое место. Соответственно, все эти детекторы вывели на скульптуру — чем активнее улей, тем ярче / чаще мигает соответствующая лампочка на скульптуре. И когда (если) умрут все ульи парка — скульптура умрёт вместе с ними.


Статья начинается с того, как авторы прочитали в прессе, что аэропорт Феникс был какое-то время закрыт прошлым летом из-за жары. Газеты написали, что от жары воздух становится разреженнее, и начиная с какой-то температуры самолёт просто не мог взлететь. Что за ерунда, подумали авторы — начали считать... запросили официальную документацию... действительно. Более того, зависимость необходимой длины взлётной полосы от температуры не линейна — начиная с какого-то порога (для максимально загруженного Боинга это порядка 40°C) она просто резко уходит вверх (3000 метров на 40°C превращаются в 5000 метров для 45°C).

Попутно авторы рассказали прекрасную байку, наверняка известную всем фанатам авиации — почему самолёты против ветра летят медленнее, чем по ветру. Понятно, что ветер тормозит, но это мелочи. Самое главное, скорость самолёта относительно ветра практически всегда остаётся постоянной — эта скорость зависит от характеристик самолёта, при ней подъёмная сила уравновешивает вес самолёта. И если ветер встречный, то самолёт вынужден снижать свою скорость относительно земли, чтобы поддержать постоянную скорость относительно воздуха, иначе его унесёт вверх. Аналогично при попутном ветре — он заставляет турбины работать мощнее, чтобы не снижаться.
Tags: pour la science
Subscribe

  • «Хищные вещи века» и «Текст»

    Прослушал «Хищные вещи века» Стругацких. В детстве я их совсем не так понимал. Тогда книга казалось каким-то мрачным детективом: герой куда-то…

  • Акунин, Шекли, Абгарян

    Прочитал очередного Акунина — «Не прощаюсь». Очень хорошая книга. Не общим сюжетом — в очередной раз возродили главного героя, с кем не бывает.…

  • L'Anomalie

    В начале года был выпуск La Conversation Scientifique с совершенно ни о чём не говорящим названием «Que veut dire „être normal“?» (Что такое «быть…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments

  • «Хищные вещи века» и «Текст»

    Прослушал «Хищные вещи века» Стругацких. В детстве я их совсем не так понимал. Тогда книга казалось каким-то мрачным детективом: герой куда-то…

  • Акунин, Шекли, Абгарян

    Прочитал очередного Акунина — «Не прощаюсь». Очень хорошая книга. Не общим сюжетом — в очередной раз возродили главного героя, с кем не бывает.…

  • L'Anomalie

    В начале года был выпуск La Conversation Scientifique с совершенно ни о чём не говорящим названием «Que veut dire „être normal“?» (Что такое «быть…