green_fr (green_fr) wrote,
green_fr
green_fr

Categories:

Сто лекций с Дмитрием Быковым — 1939

Лекция 1939 года про роман «Софья Петровна» Лидии Чуковской. Очень хороший роман.
Начинается достаточно скучно, и это, кажется, сделано нарочно. Главная героиня (лично мне) откровенно неприятна, в ней такой откровенно советский снобизм.
На стук в деревянное окошечко она отворяла его и с достоинством, немногословно, принимала бумаги. По большей части это были счета, планы, отчеты, официальные письма и приказы, но иногда рукопись какого-нибудь современного писателя. «Будет готово через 25 минут, — говорила Софья Петровна, взглянув на большие часы. — Ровно. Нет, ровно через 25, не раньше», — и захлопывала окошечко, не пускаясь в разговоры. Подумав, она давала бумагу той машинистке, которую считала наиболее подходящей для данной работы, — если бумагу приносила секретарша директора, то самой быстрой, самой грамотной и аккуратной.

Ужас. Ужас-ужас. И вот это «с достоинством, немногословно». И «захлопывала окошечко, не пускаясь в разговоры». И, конечно же, самая аккуратная сектретарша для бумаг директора.

Встретившись с самим директором, Софья Петровна оценивающе описывает его:
Директор оказался молодым человеком, лет тридцати пяти, не более, хорошего роста, хорошо выбритым, в хорошем сером костюме, с тремя значками на груди и с вечным пером в руке.

И снова вот это «хорошего роста» — я не знаю, это сама автор такая, и она неосознанно перенесла на героиню свои черты, либо нарочно сделала её настолько неприятной. Да и не важно, по-хорошему. История начинается с того, как этой вот героине хорошо живётся при советской власти. Она не сказать, что всё понимает и одобряет; она ещё больше — она и есть эта самая советская власть, её база. Она сидит на политинформации, слушает про какого-то неизвестного ей Тельмана:
Софья Петровна плохо понимала, о чем речь, ей было скучно и хотелось уйти, но она боялась, что это не полагается, и строго взглянула на одну машинистку, пробиравшуюся к дверям.

А потом начались аресты. У Софьи Петровны есть смысл жизни, любимый сын Коля — такой же раздражающий меня типаж «инфантильной бабочки», как Сонечка, только его мужской вариант: я ничего не умею делать, я не от этого мира, зато я мужик / кормлю семью, любите меня, штопайте мои носки, можете не благодарить меня за то, что я такой. И вот этого Колю арестовывают. А дальше нужно читать. Это очень сильно. Это прямой репортаж, документальное свидетельство из ада, из его филиала на земле.

Интересная подробность составления списков. Дело в том, что арестованных очень много, приём родственников ведётся «по буквам», но организовывать очередь родственникам врагов народа не входит в круг интересов арестовавших. Поэтому очередь организуется спонтанно — какие-то люди записывают в какие-то тетради и говорят каждому его номер. Но и это терпеть тоже не входит в интересы советской власти — запись ведётся в тайную, проходят постоянные облавы, тетради забирают (вот кто может объяснить, зачем? кроме как для террора, в его самом примитивном смысле), составителя очередей уводят.
Каюсь, в этот момент я про себя воскликнул — блин, и этим людям мы советовали, как повесить в консульстве аппарат с номерками :-)

Ощущение полного бессилия перед системой очевидным образом вызывает мысли о модной ныне теме — если бы все арестованные не шли покорно за НКВД-шниками, если бы хотя бы каждый десятый сопротивлялся / отстреливался, если бы НКВД-шники знали, что за каждой дверью их может ждать пуля — может быть Большой Террор прошёл бы как-то по-другому. Но читаешь вот такую книгу и понимаешь, что нет, ничего не изменилось бы. Потому что арестовывали простые парни, искренне верившие, что они арестовывают если не врага народа, то как минимум подозреваемого. И что система правосудия разберётся, невиновных у нас не сажают. Сама Софья Петровна — прекрасный тому пример: она «знает», конечно же, что её сын ни при чём, но её постоянно гложет мысль — почему же тогда его арестовали? Ведь не просто же так? А раз он не виноват — значит это его друг его подставил! Ну или с женщиной связался — от них тоже, знаете ли, нечего хорошего ждать. И в очереди она чувствует себя особняком — я тут временно (она даже не слышит этой усмешки — «все временно»), пока сына не отпустят. Неприятно, конечно, якшаться с настоящими врагами народа, ну да что ради сыночка не сделаешь.
Кто тут будет отстреливаться? И от кого отстреливаться? И какой смысл в этом отстреливании? Разве только убедить соседей, что не зря за тобой пришли. Невиновные у нас по милиции не стреляют.

А концовка просто замечательная. Она показывает, как и без того неразговорчивый человек просто замолкает. Потому что любое слово может накликать беду. И когда мне говорят, что в России люди неулыбчивые / молчаливые, я именно об этой привычке думаю — молчи, тогда, может быть, выживешь. Или когда я слышу французских коллег, хвастающих генеалогическим деревом вплоть до XV века, я понимаю, почему наши предки стремились выдавать наружу как можно меньше информации о себе — до всего можно докопаться, если есть желание.

Очень хорошая, очень сильная книга...
Tags: knigi, Быков, советская классика
Subscribe

  • Pour la science № 526 — деликатные простые числа

    Люблю, когда два разных источника одновременно рассказывают тебе об одном и том же. Например, потому что вышла какая-то интересная публикация, и двум…

  • Pour la science №526

    Заметка про то, как размножаются трюфели. Растут они под землёй, и споры ветром не разносятся, поэтому трюфели и получились такими вкусными /…

  • Pour la Science №525

    Отличная колонка о том, как правильно интерпретировать опросы «крутится ли Земля вокруг Солнца?», после которых обычно идёт волна комментариев…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 20 comments

  • Pour la science № 526 — деликатные простые числа

    Люблю, когда два разных источника одновременно рассказывают тебе об одном и том же. Например, потому что вышла какая-то интересная публикация, и двум…

  • Pour la science №526

    Заметка про то, как размножаются трюфели. Растут они под землёй, и споры ветром не разносятся, поэтому трюфели и получились такими вкусными /…

  • Pour la Science №525

    Отличная колонка о том, как правильно интерпретировать опросы «крутится ли Земля вокруг Солнца?», после которых обычно идёт волна комментариев…