green_fr (green_fr) wrote,
green_fr
green_fr

Category:

«Война 1870-1871» в Инвалидах

Выставка в Музее Армии про франко-прусскую войну 1870-1871 годов.

Удивительно, конечно, как у нас голова работает (я не люблю версию с мирозданием, вовремя подсовывающим нам нужные вещи) — только что прочитал «Белеет парус одинокий» и сформулировал своё отношение к ура-пропаганде. Теперь пересматриваю давно сделанные фотографии и вижу их совершенно по-другому. Эта выставка — ни в коей мере не воспевание героев. Она наоборот, делает упор на ужасах войны, а ещё больше — на послевоенной пропаганде с обеих сторон. Понятно, что проигранная война способствует именно такому взгляду на вещи. Но с другой стороны — сам факт выставки о пригранной войне тоже примечателен.
И вот непонятно, то ли это у меня, условно говоря, после книги новый взгляд на вещи. То ли наоборот, тон именно таких выставок подготовил восприятие, а книга — лишь выкристализовала его. Скорее второе, и это и есть главный для меня аргумент, почему нужно жить в обществе, настроение которого ты разделяешь (совсем только на днях разговорились с товарищем на эту тему).

В двух словах история войны: Франция упорно докапывалась до Пруссии, а в Пруссии был одновременно достаточно миролюбивый король и воинственный канцлер (Бисмарк). Красивая история с подделанной депешей, после которой Франция объявляет войну Пруссии. Война Францией практически проиграна за первый месяц — армия разбита, император Наполеон III пленён под Седаном. Но Париж не сдаётся — там низложили пленного императора, избрали временное правительство и приготовились сражаться. Точнее, выживать в осаде, потому что ещё через пару месяцев прусские войска окружили город. После блокадной зимы Франция капитулирует, вскоре начинается Парижская Коммуна, но выставка про войну, остановимся.

Осада Парижа. Город пытается поддерживать связь с находящейся за линией прусских войск страной. За 4 месяца осады из города выпустили 66 воздушных шаров — вот плакат с их именным списком (у каждого шара было своё имя, как у кораблей):



На этих шарах перевозили в основном почту — 10 194 кг (примерно 3 миллиона писем, в основном микроплёнкой — см. нижний левый угол плаката). Плюс 168 человек, 363 почтовых голубя для обратной связи (из них вернулось 57 — обратите внимание на верх плаката), 5 собак и 2 ящика динамита. 52 шара приземлились во Франции, 5 в Бельгии, 4 в Голландии, 2 в Пруссии, 1 в Норвегии (он изображён справа вверху на плакате), 2 утонуло в море. Всего 18 шаров оказалось на вражеской территории, но только 5 из них попало к пруссакам.

Уже по одной этой дотошности видно строительство мифа о героической осаждённой крепости. Умираем, но не сдаёмся.

Корзина шара «Le Volta» — интересно было бы поговорить с человеком, долетевшим на таком вот до Норвегии...



Архив «коломбограмм» — писем и газет на микроплёнке, пересланных с почтовыми голубями:



Помимо этой экзотики было ещё два телеграфных кабеля по Сене, но, видимо, их пропускной способности не хватало.

Из Парижа выпускать шары было существенно проще, чем пытаться попасть воздушным шаром в Париж. Для обратной связи попытались запускать по дну Сены металлические шары, заполненные почтой. В Париже стояла улавливающая их сеть, но ни один из шаров так и не докатился до осаждённого города — половину потом выловили по всей Сене, половина пропала. Вот, как выглядели эти шары:



В городе, естественно, очень быстро кончается еда. Выпускают «Поваренную книгу осаждённого» — из 50 сантимов стоимости книги 10 перечисляют в фонд помощи вдов и сирот войны.



Ещё один артефакт голода — рога последнего быка, забитого на парижской бойне. Дальше ели лошадей, котов, крыс, всё.




Немецкий плакат о капитуляции Парижа 28 января 1871. По периметру перечислены победы прусского оружия, наверху слоган «В единстве сила!» — война идёт на фоне становления Германской империи. Термин «капитуляция» тоже политически окрашенный — французы использовали слово «перемирие», Париж же вообще не признал сдачи.



Ещё один «непобедимый город» — Бельфор. Картина «Вход в город немецких парламентариев 16 февраля 1871». У парламентариев завязаны глаза, чтобы они не смогли рассмотреть защитные сооружения города. Эмоциональный персонаж справа кричит не на врагов-немцев, а на коменданта Данфера-Рошро (в честь него названа площадь в Париже, на которой стоит копия «Бельфорского льва» — памятника героической обороны Бельфора), ведущего переговоры с врагами. На самом деле, за день до этого в Версале было подписано перемирие, комендант уже получил приказ покинуть город, и через два дня гарнизон оставит Бельфор.




В это время идёт очередное перевооружение армии. На выставке были пушки Круппа, а вот это — французская митральеза (прообраз пулемёта, во французском языке это слово сейчас обозначает «пулемёт»):



А вот — кираса 1862 года (всего 8 лет назад). Со сквозным пулевым отверстием в спине и на животе.



Послевоенный каталог автоматизированных протезов. Непонятно, до какой степени «автоматизированных», но выставка о войне — это и вот эти протезы тоже:



Ещё одна иллюстрация технического перевооружения — носовой платок с инструкцией по уходу за винтовкой (это ружьё 1874 года, сразу после войны):




Обе стороны достаточно быстро наладили послевоенное производство пропаганды. Картина «Император Вильгельм в окружении Валькирий» — да, он умер не на поле боя, но в процессе войн за объединение Германии. А этого достаточно для Валгаллы.



Памятная медаль участника войны (сразу же после войны, май 1871) — это не нововведение фрако-прусской войны, традиция существовала в Пруссии ещё с войн 1813—1815 годов. Как и положено, медаль отлита из бронзы вражеских пушек, на ней правильные надписи «Бог с нами, вся слава Ему» и «Армии-победителю». Лента цветов новой Германской империи.

В 1895 году (25 лет Победы) добавили 25 памятных плашек по великим победам, которые ветераны могли цеплять на свои медали согласно их участию в войне:




Во Франции, естественно, не отстают. Причём на два фронта — пропаганда как против внешнего врага (очевидно «несправедливо» победившая Германия), так и внутреннего.

Слева — медаль с профилем Наполеона III в немецкой каске. Надпись «Napoléon III Le Misérable. Parjure et Traitre» (жалкий предатель).
Посередине — оборот той же медали с надписью «Vampire Francais» (вместо Empire), 2 déc. 1851 (дата переворота, приведшего ко Второй Империи) — 2 sept. 1870 (дата битвы при Седане). Была ещё версия с надписью «N’ayant pas le courage de mourir à la tête de mon armée, je demande une cachette au roi de Prusse» — «не имея храбрости погибнуть во главе своей армии, я спрятался у Прусского короля». Вместо имперского орла — сова, символ вампиров в XIX веке.

Справа — французская монета с надпечаткой «Седан» поверх имперского орла.



Медаль французской лиги патриотов (основана 1882, начало французского национализма). Аллегория перешедших к Германии Эльзаса и Лотарингии поддерживает раненого солдата и передаёт его винтовку аллегории Франции. Девиз «quand même» цитирует известную тогда патриотическую фразу «car, malgré tout, il faut quand même résister» — «потому что, несмотря ни на что, нужно всё же сопротивляться» (в оригинале звучит точно так же косноязычно):



Во время войны пограничному Страсбургу очевидным образом досталось. Более того, он ещё и перешёл в Германию — идеальный кандидат на звание «города-мученика». Выпускается памятный медальон с фотографиями города в руинах: никто не забыт и ничто не забыто:



Бомбардировка Страсбурга впечатлила многих — центр города разрушен, собор сгорел. Люди ходили по развалинам, не могли поверить своим глазам. Они собирали «реликвии», и когда в 1919 году (Страсбург наш!) открыли музей города, туда снесли множество подобных экспонатов:



Проект Бартольди памятнику героям-аэронавтам:



Предполагалось поставить его на Монмартре (откуда на воздушном шаре улетел Гамбетта), шар должен быть стеклянным, с маяком внутри (ещё одна отсылка — во время осады там стоял электрический прожектор для наблюдения за ночными перемещениями немцев). Но в итоге выиграл другой проект памятника, который дал в итоге имя кварталу Дефанс.

В музее говорили, что памятник переплавили во время немецкой оккупации второй мировой войны, но нет, он стоит. То ли кураторы перепутали с другими произведениями скульптора (среди которых есть и переплавленные при Виши), то ли мифотворчество продолжается на наших глазах...


И парочка приятных, но вырывающихся из общего рассказа экспонатов.

Аппарат Морзе — сколько раз слышал это выражение, впервые, по-моему, вижу настоящий аппарат:



Медаль о дворце Тюильри, отлитая из найденных на месте пожара обломков металла (дворец сгорел во время Парижской Коммуны):

Tags: invalides
Subscribe

  • Отравление в Солсбери

    На сайте Arte лежит сериал про отравление Скрипалей. Я посмотрел, по настроению поначалу очень похоже на «Чернобыль» — такое же ощущение возможной…

  • Кино

    Набралось ещё какое-то количество понравившихся за год фильмов и мультиков. Долин в каком-то из своих подкастов посоветовал Могилу светлячков —…

  • Михаил Сегал

    Посмотрел недавно (спасибо, Самуил!) фильм Рассказы и сразу влюбился в режиссёра. Вот бывает такое (у меня буквально пару раз в жизни бывало), когда…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 20 comments

  • Отравление в Солсбери

    На сайте Arte лежит сериал про отравление Скрипалей. Я посмотрел, по настроению поначалу очень похоже на «Чернобыль» — такое же ощущение возможной…

  • Кино

    Набралось ещё какое-то количество понравившихся за год фильмов и мультиков. Долин в каком-то из своих подкастов посоветовал Могилу светлячков —…

  • Михаил Сегал

    Посмотрел недавно (спасибо, Самуил!) фильм Рассказы и сразу влюбился в режиссёра. Вот бывает такое (у меня буквально пару раз в жизни бывало), когда…