green_fr (green_fr) wrote,
green_fr
green_fr

Categories:

Сто лекций с Дмитрием Быковым — 1931 и 1932

Лекцию 1931 года я ждал с нетерпением, она про «Золотого теленка» Ильфа и Петрова. Я этот роман читал когда-то давно в детстве, тогда не очень понравилось, и мне казалось, что книга просто более взрослая, теперь я смогу её оценить. Не оценил. Да, красивые (разобранные и затёртые) фразы, но сама книга кажется ужасно нудной.

Больше всего пнравились некоторые слова. Встретил «ералашь» (именно в такой орфографии) в смысле, отличном от одноимённого кино-журнала. Встретил слово «культуртрегер» (его смысл мне совсем недавно объяснил он сам). Наконец, целая фраза «Будет, будет, все тебе будет. Кофе тебе будет, какава!» — очевидная цитата из «Бриллиантовой руке» явно затмила оригинал.

Ещё интересная подробность про пятидневку — оказывается, с нею была реализована моя давняя мечта о подвижных выходных. Вместо того, чтобы копировать существующую структуру недели (есть общие для всех рабочие дни и общие для всех выходные) реформаторы выдали каждому работнику по одному выходному в пятидневке. Для простоты, дни были раскрашены в разные цвета, и герою романа Хворобьёву, например, выпало отдыхать по фиолетовым дням.
Очень интересно было бы попробовать пожить в обществе с подвижными выходными. Очевидные грабли с организацией семьи должны решаться свободой смены «цвета». Как разрешать проблемы малых предприятий, в которых нужно присутствие либо всех, либо никого, я не знаю. Школу, очевидно, нужно продумывать заново, чтобы пропуск одного дня учеником не мешал ему учиться дальше со всем классом (компенсировать то ли домашней работой, то ли продлёнкой, то ли каким-то бесконечно разумным расписанием, при котором у каждого ученика своё личное расписание, на какие уроки он когда должен ходить, чтобы в конце паззл сошёлся).


Лекция 1932 года — это «Впрок» Платонова. Я в очередной раз горжусь собой — читая книгу, смог сам угадать / почувтвовать основную мысль лекции. Читал, и не мог отделаться от ощущения, что эта книга одновременно и верноподданическое признание в любви к советской власти — и какой-то очень тонкий стёб, над властью же издевательство. И Быков в лекции отвечает — это попытка написать лояльное произведение, но стиль Платонова изначально такой, что у него каждая фраза читается стёбом.

Мой любимый фрагмент — в деревню приходит бог. Вокруг головы у него свечение, все в тайне верующие падают ниц, комсомольцы покусывают губы и стоически ждут конца света. Бог с удовольствием обходит деревню, в какой-то момент свет вокруг его голову гаснет.
— Где же свет господень, что я видел во мгновении времени?
— Сейчас, — ответил бог. Но свет вокруг его головы не происходил.
— Давай я зажгу! — предложил Григорий. — Ты будешь копаться должность потеряешь.
Он заголил богу рядно, как юбку, пошарил на его груди, и свет засиял.
— У тебя зажимы на батарее ослабли, — тихо сообщил Григорий богу.
— Знаю! — согласно сказал господь. — Туда бы нужно болтики и гаечки, а разве их обнаружишь где в степи.
Бога подвели к радио (в деревне отказывались верить в радио, верили только в бога и в граммофон), подключили его батареи к громкоговорителю — он загремел на всю деревню.
— Верите ли вы теперь в радио? — спросил Григорий собрание[...].
— Верим, — ответило собрание. — Верим господу и в шумную машину.
— А во что не верите? — испытывал Григорий.
— В граммофон теперь не верим, — сообщило собрание.
Бог очевидно оказался кочегаром-летуном с астраханской электростации. Главный герой пригрозил ему, нефиг «летать», нужно работать на строительство коммунизма, оставайся, мол, в нашей деревне.
Довольный бог остался: все же в нем жила душа кочегара и пролетария, жила и думала: кулак или другой буржуй не сумел бы стать богом, — он, невежда, не знает электротехники.
Ну и вот так примерно вся книга. Байка (Быков рассказал) гласит, что товарищ Сталин, прочитав книгу, поставил на ней рецензию из одного слова — «сволочь».

В этой книге тоже упоминают пятидневку, но в очень оригинальном контексте: «прошла неделя или десятидневка» — то есть у людей в голове оставались одновременно обе системы.

А ещё в лекции Быков ответил на вопрос, которым я задавался во время чтения «Тихого Дона» — роман хороший, но почему не расстреляли его автора? Быков говорит, что Шолохову позволили напечатать последние главы романа только при условии, что он напишет «Поднятую целину» — откровенно хвалебный роман с пассажами про мудрость вождя.
Tags: knigi, Быков, советская классика
Subscribe

  • Board Game Arena и Queimada

    На BGA обнаружился когда-то купленный у Эдит Saint-Petersbourg. Симпатичная игрушка, основная сложность в которой заключается в понимании момента,…

  • Игрушки у Филиппа

    Ещё несколько раз поиграли у Филиппа дома. Один раз реализовался мой ещё детский страх. Я когда-то пришёл на день рождения к другу за день…

  • Collection Pinault в Bourse de Commerce

    В Париже открылся ещё один музей современного искусства, я его давно ждал, Коллекция Пино в том красивом круглом здании на Châtelet. Теперь…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments