green_fr (green_fr) wrote,
green_fr
green_fr

Categories:

Вслух — родословная

Фёдор Сваровский, который написал «Один на Луне», в той же передаче прочитал ещё «Осколки». В Гамельне я привёл его в качестве примера того, какие ещё бывают стихотворения. Если в «на Луне» ещё остаётся какая-то рифма, то здесь она отсутствует полностью, от стихотворения в привычном «школьном» виде осталась лишь вёрстка, разбивка на строки — а от неё паузы, ритм чтения, и выходит уже не совсем чтобы проза. Для меня это — где-то на стыке. А учитывая, что в стихотворениях мне до сих пор нравятся те, где я вижу какой-то связный сюжет (поток образов я пока не научился воспринимать, это видно, наверное, по моей выборке из передачи), то неудивительно, что именно такое мне и нравится.

Осколки
1.
жизнь разбивается вдребезги
со временем
а до этого мы не различаем
ни красоты ни радости -
говорит тетя Амалия -
а потом увидев случайные осколки
чувствуем дыхание как бы любви
и как бы видим рай
прошлого

2.
однажды уже в Москве
в съемной хрущевке в Беляево
я такая курю на балконе
и тут внизу останавливается машина
черная
с тонированными стеклами
обычная знаете машина

и из нее выходит вдруг Джамал
а мы всю школу вместе учились
в одном дворе жили всегда
и он мне как родственник

только мы тридцать лет не виделись
и вот он выходит
такой же высокий
в кожаной куртке
при этом седой

3.
а я ему с балкона так и говорю
а это второй этаж был:
добрый вечер Джамал-джян
кофе выпьешь?
как будто это мы не здесь случайно увиделись
через много лет
а в том самом дворе
как всегда

а он поднимает голову
на секунду
конечно удивился
но не показал
и говорит: обязательно Амаля-джян
сейчас только домой зайду
печенье финское возьму

4.
и тоже как будто это тогда
и больше ничего не было
сразу понял как надо
такой человек

5.
оказывается
надо мной на третьем снял
всего два дня живет
развелся

ну
мы посидели
дочка у него
университет кончает

6.
вот как
в осколках жизнь отражается
в разбитом зеркале времен
можно сказать
кто посмотрит — тому
не несчастье
а счастье

и в каждом осколке
отражается
как в целом зеркале
все что есть

7.
буквально
весь Тбилиси
весь двор пахучий
улица
финское печенье
кофе бесконечный
старики

и мама папа
и Джамала родители тоже
и Гарик
когда он был еще здоров

отражаются
как тогда
то есть
как есть

как ни в чем
ни бывало


Интересно было бы читать автора дальше (он в передачу приносил ещё пару интересных вещей), но непонятно, где и как. ФБ у него есть, но «личный» — мой ужин, мои котики.

Зато через это стихотворение я неожиданно понял услышанного намного раньше во «Времени одиночек» Рубинштейна. Я долго переваривал это стихотворение, очень хотелось понять «в чём фишка» — до этого я много слышал о Рубинштейне, это наверняка интересный человек, но на передаче он прочитал только это, и оно было совершенно непонятным. И вот, неожиданно склеилось. И теперь уже опять непонятно, как можно было этого не понимать :-)
Родословная
1
О! Авраам родил Исаака. Ничего себе!

2
Дядю Исака я более-не-менее помню. Он был военный тогда.

3
Зяма был нэпманом. Сел в свое время. Но ненадолго, слава богу.

4
Яша был толстый и все время молчал. И очень много ел. Больше ничего сказать не могу.

5
Бэле удалось тогда устроиться в Оптику на Сретенке. Она долго там проработала. Мне, кстати, хорошую оправу достала. Я помню.

6
Мотьке, между прочим, полтинник через месяц, а как был мудак...

7
А главврачом в Грауэрмана был тогда такой Борис Львович, их дальний родственник.

8
Клара с Семеном как уехали в сорок первом в Челябинск, так там и остались.

9
Нет, писем от Наума давно не было. Не знаю, как там у них.

10
Мося все делал сам. Золотые руки.

11
Ее, кажется, звали Дора. Она была, по-моему, не очень нормальная.

12
Спокойно, спокойно...

13
Геся целый день пила ужасно крепкий чай, валялась в халате нечесаная, курила папиросы одну за другой и читала романы. Грязища в доме была!

14
Додик был своим детям и матерью, и отцом, и нянькой, и кем угодно.

15
Бэба с Рахилью не захотели уезжать. Остались в Киеве. Сказали: «Кому мы нужны, такие старые?» Ну, и — сами понимаете...

16
Спокойно, спокойно...

17
Соломон, кажется, жив до сих пор. Только он уже давно не Соломон, а Семен.

18
Вот и песни отзвучали...

19
Матвея в пятьдесят третьем не тронули, как ни странно. А ведь такую должность имел! Повезло...

20
Марик, чтобы вы знали, дожил до девяносто двух лет. И, между прочим, отлично все соображал до самой смерти.

21
О! Письмо от Мули! Сейчас почитаем...

22
Все Гольдманы погибли в Ашхабадском землетрясении. Буквально все. Я даже не знаю, где их похоронили. А может, и нигде...

23.
Вот и песни отзвучали, отразившись на лице...

24
Не говорите глупости! Во-первых, его звали не Егуда, а Еремей. А Егуда был Цилин родственник. Помните Цилю?

25
Оба всю жизнь прожили в Житомире. Никогда никуда не ездили. Только в эвакуацию. И тут же обратно. Там и умерли.

26
Гриша не дядя его, а двоюродный брат. Просто большая разница в возрасте.

27
Спокойно, спокойно...

28
У Рахили Львовны, чтобы вы знали, вообще своих детей не было.

29
Первая жена у него умерла давно. Ее звали Берта, кажется. Или еще как-то.

30
Лева был не родной, а приемный. Ужасно способный, кстати, парень.

31
Первое время шли письма из Хайфы, потом перестали писать. Ну, понятно — своя жизнь...

32
Боря очень переживал. Очень...

33
Вот и песни отзвучали, отразившись на лице — развеселые вначале...

34
О! Послушайте: «Аса родил Иосафата». Ну и имена были у людей — язык сломаешь.

35
Оставили ему какой-то крупы, консервов и уехали на юг. Что за дети, ей богу!

36
Спокойно, спокойно...

37
Вроде родные сестры, но Стелла — красавица, а Этя — прямо типичная обезьяна. Как это так получилось?

38
Тэмочка была совсем без образования, а голова была, как у министра финансов. Ее так и называли в семье.

39
Вот и песни отзвучали, отразившись на лице — развеселые в начале, заунывные в конце.

40
А как они все пели, как танцевали! Как у них в доме весело было всегда! Это я про Шпицбергов. Вы их помните?

41
Нет, давай лучше наоборот: «заунывные в начале, развеселые в конце». Так лучше, правда?

42
Ну вот... А «Иаков родил Иосифа, мужа Марии, от Которой родился Иисус, называемый Христос».


Я это тоже прочитал в Гамельне, и удивительно, как автоматически ты начинаешь при этом копировать интонацию Рубинштейна. После чтения мы успели поговорить, насколько это можно считать стихами, и что такое вообще стихи — очевидно, что ни к какому универсальному определению мы не пришли, и уж тем более никто никого не убедил. Эти темы — они вообще не про убедить или доказать. Это типичный сюжет «на поговорить».
Зато сошлись на том, что здесь каждая фраза виртуозно рисует целый сюжет. Вот реально за каждым номером ты сразу представляешь себе и упомянутого персонажа, и всю его семью, и контекст.
Tags: stihi, вслух
Subscribe

  • Раздача книжек

    В очередной раз перебрали книжные шкафы, а то они уже трещали. Вытащили какое-то количество книг (в первой части больше худоественные альбомы и…

  • Раздача ещё не купленного :-)

    Были с Натанкиным вчера на барахолке, купили пачку детских журналов (штук 20 «Astrapi») за 1€. И я вспомнил, как мы с greenadine

  • Раздача детских книжек

    Разобрали кусочек шкафа, отложили детские книжки, к которым явно уже не будем возвращаться. Если кому-то хочется что-то из этого забрать себе —…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments