green_fr (green_fr) wrote,
green_fr
green_fr

Categories:

Dictionnaire des couleurs de notre temps

Вторая книга Мишеля Пастуро (первая была про животных) — словарь цвета (во множественном роде получается довольно двусмысленно). Я уже читал его же «Большую книгу цвета», повторов практически нет, автору (мягко говоря) есть, что рассказать. Книга построена именно как словарь — статьи «Еда», «Одежда», «Розовый цвет» и т.д. Форма словаря мне тоже очень нравится свободой чтения. Несмотря на то, что я, конечно же (из страха пропустить что-нибудь интересное!), читаю всё равно линейно.

Статья «Хамелеон» — у этого слова греческая этимология — «лев, ползущий по земле». В средние века, утверждает автор, слово в Европе было известно, в отличие от самого животного. И из-за игры слов / сходства начала «хамелеона» со словом «верблюд» в книгах появился монстр — полу-лев, полу-верблюд.
С одной стороны, компания верблюду из предыдущей книги. С другой, старая байка о том, что «слон» и «верблюд» — однокоренные слова (см. явного брата талантов Фасмера и разжёванного для детей Успенского).

Статья «Лошади» открывается одой профессиональным жаргонам. С лошадьми, пишет, — вместо того, чтобы использовать «банальные» всем понятные термины, лошадники создали свой лексикон. Он впервые зафиксирован в Traité d’Hippologie 1937 года, выполняется не дословно, но заветы все чтут, впрядая в и без того нетривиальный набор слов местные особенности. Мне словарь настолько понравился, что я его даже переписал.
Итак, первый уровень классификации — по количеству цветов. Одноцветные лошади называются просто: blanc (белая), gris (серая), noir (чёрная), alezan (разнообразные оттенки коричневого). У последнего, впрочем, возможны уточнения — claire, brûlée, dorée и т.п.
Если тело одного цвета, а конечности, грива и хвост — чёрные, то bai (рыжая), isabelle (кофейная) или souris (серая).
Если тело двух цветов, то aubère (белый с рыжим), louvet (рыжий с чёрным) или gris (белый с чёрным, отметим совпадение с монохромным вариантом). У последнего возможны уточнения — fer, tourdille и т.п. У aubère есть неоднокоренные варианты: светлые варианты могут называться fleur de pêcher, pêchard, тёмные — fleur de lilas.
Трёхцветные лошади (обычно, два цвета на теле и третий для конечностей) — rouan. Если один из цветов тела белый, то pie с уточнением второго цвета — pie alezan, pie noir, pie bai в случае доминирования белого, alezan pie, noir pie, bai pie в случае доминирования другого цвета (аааа!!!).
Множество терминов для равномерного / полосатого распределения цветов лошади — tigré, moucheté, bordé, truité, herminé, pommelé, moiré, neigé, rouanné, aubèrisé.
Я тут же вспомнил Гессера из «Дневного дозора» с его «ресторан горнолыжников, бар лесбиянок, закусочная сантехников, пельменная филателистов...» — действительно, какой кайф!

Статья «Геральдика». Оказывается, в геральдике изначально использовались 6 цветов: argent (белый), or (жёлтый), gueules (красный), sable (чёрный), azur (синий), sinople (зелёный). В XIII веке к ним присоединился pourpre (серый).
Принцип «не называть цвета своими именами» здесь ещё сильнее, чем с лошадьми. В частности потому, что цвета точно не определены — gueules может быть как розовым, так и бордовым, со всеми промежуточными вариантами, возможно идентифицируемыми как «красный». Удивительно, я как раз был уверен, что в геральдике цвета определены с точностью до десятой доли RGB — но нет, всё оставлено на усмотрение дизайнера.
Но самое интересное — это правило сочетания цветов. Цвета разбиваются на две группы: в первой белый и жёлтый, во второй — все остальные. Правило очень простое — два цвета из одной группы не могут находиться друг рядом с другом. То есть, например, французский флаг — правильный с точки зрения средневековой геральдики, а вот российский — нет. Британский флаг виртуозно сохраняет белые перемычки там, где это необходимо, чтобы оставаться в рамках геральдики.
С флагами, кстати, у автора своя теория. Современные флаги, говорит он, обычно имеют какие-то красивые официальные истории — этот цвет символизирует небо, тот — пшеницу, третий — страдание нашего народа. При этом, флаги эти обычно принимались в революционной спешке, без каких бы то ни было обсуждений и стенограмм, а все эти красивые истории появлялись уже существенно позже (легенде о французском триколоре, который, якобы, талантливо смешал королевский белый с парижскими синим и красным, досталось отдельно). Автор предлагает анализировать флаги с точки зрения существовавших в тот момент коннотаций цветов (грубо говоря, недавняя история и мода), признавая, впрочем, недостоверность и этого метода.

В какой-то момент он уходит в рассуждения о сложности истории цвета и истории вообще. Самое сложное — забыть очевидные сейчас вещи, попытаться не просто встать на точку зрения того времени (формулировка полагает «с тех пор мы многое открыли»), а пустить в голову какие-то схемы, совершенно посторонние нам сегодня (я уже писал об этом на примере теории Коперника).
Нам очевидна «естественная» категоризация цветов — от красного до фиолетового, по спектру. Теоретически, мы можем представить себе какие-то похожие классификации (пускай рациональный разум нам и скажет, что всё это выдумки, тогда как спектр — объективен): дополнительные цвета, тёплые / холодные и т.п.
Автор приводит несколько других вариантов, которые либо когда-то существовали, либо существуют и сейчас в неевропейских культурах. Например, противопоставление «сухой / мокрый», которое в некоторых африканских культурах может быть сильнее, чем «зелёный / красный» или даже «белый / чёрный». «Матовый / блестящий» — с демократизацией печати фотографии это противопоставление стало немного знакомо и европейской культуре, но всё равно не так, говорит автор, как в японской, где различают несколько градаций по этой шкале, а также множество оттенков белого.
То есть, мы, как дальтоники, можем просто не на то смотреть, не на то обращать внимание. Мы видим смену «сухой / мокрый», но она для нас, скорее всего, менее важна, чем смена «цвета» в нашем понимании. Интересно было бы сделать схемы Ишихары, только не на дальтонизм, а на вот эти культурные отличия.
А ещё есть «текстура» — цвета в полосочку, в разные ряпушки, которые в других культурах могут быть ближе друг к другу из-за одинаковости ряпушек, чем к тому же цвету «чистому», гладкому. Какая тема!
Tags: knigi, michel pastoureau
Subscribe

  • «Хищные вещи века» и «Текст»

    Прослушал «Хищные вещи века» Стругацких. В детстве я их совсем не так понимал. Тогда книга казалось каким-то мрачным детективом: герой куда-то…

  • Акунин, Шекли, Абгарян

    Прочитал очередного Акунина — «Не прощаюсь». Очень хорошая книга. Не общим сюжетом — в очередной раз возродили главного героя, с кем не бывает.…

  • L'Anomalie

    В начале года был выпуск La Conversation Scientifique с совершенно ни о чём не говорящим названием «Que veut dire „être normal“?» (Что такое «быть…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments