September 14th, 2021

2017

«Хищные вещи века» и «Текст»

Прослушал «Хищные вещи века» Стругацких. В детстве я их совсем не так понимал. Тогда книга казалось каким-то мрачным детективом: герой куда-то прилетает, там ничего не понятно, кругом враги, загадочные наркотики, иногда даже стреляют, но в конце он вроде победил. А сейчас читаешь — и ощущение, что книгу писали сейчас и про сейчас. Там основная мысль (вынесенная даже в заглавие книги) о том, как в богатом зажравшемся обществе люди уже не знают, чем бы им заняться. И параллельно со стандартными проблемами — безделье, преступность, наркомания — появляется новый риск: цивилизация настолько развилась, что невозможно предугадать влияние всех производимых ею предметов, тем более их сочетаний. То есть — история из книги — возможен вариант, когда ты берёшь стандартную детальку от одного прибора, вставляешь его в другой, бросаешь в ванную таблетку от комаров — и тебя штыряет так, что никакой наркокартель не придумал бы лучше. И с этим даже непонятно как бороться — стандартные «полицейские» метода рассчитаны на борьбу с преступными организациями, с подпольем, с производством и распространением. А тут люди сами идут в универмаг и покупают все ингредиенты. Собственно, книга заканчивается монологом героя, который пытается убедить своё полицейское начальство, что программа борьбы будет на сто лет, и начинать нужно с образования — чтобы людям было интересно жить и в реальной жизни. Вот он — космос, вот они — подвиги, встань и иди! На что начальник предсказуемо советует герою выспаться и не мешать готовить продолжение поиска загадочного центра — не может же не быть центра у такой мощной организации.

У меня к этой книге ещё в детстве было очень серьёзное отношение. Я действительно с трудом понимал сюжет, но вся эта анти-нарко-пропаганда на меня сильно подействовала. Мне всегда казалось, что голова / мозг — это самое интересное, что у нас есть, и страшно было что-то там поломать, балуясь с наркотиками. А уж после этой книги и подавно (как там описан эксперимент с крысами и «педалью удовольствия»!)
Зато в этот раз получилось просто прекрасно: дослушал книгу, выключил на телефоне плеер и запустил там очередные «танчики». Буквально в тот же момент мелькнула мысль: так это же и есть хищные вещи нашего века, которые отвлекают нас буквально от всего, воруют наше время, подменяя жизнь каким-то суррогатом. Но поздняк метаться, на меня идут танки, надо стрелять, подумаю вечером.
Хотя, вечером же сериальчик...


Потом прочитал «Текст» Глуховского. После «Метро» больше не хотелось ничего у него читать, но потом посмотрел его интервью у Дудя — до чего же обаятельный и «свой» человек! Два часа, а не оторваться. И при этом про своё «Метро» говорит примерно то же, что я о нём думаю, а «Текст» хвалит. Прочитал — правда, совершенно другой уровень, ну или как минимум стиль.

Эту книгу вообще сложно описать. Она тоже об отношении человека с телефоном, но в другом ключе. Там телефон служит своеобразным архивом жизни человека — один герой книги копается в телефоне другого, постепенно узнавая про его жизнь, постепенно пропитываясь ею, постепенно размывая границу между своей жизнью и жизнью того, что в телефоне. Описано отлично, ну и сюжет классный, но сюжет там нужен просто как декорация. Очень хорошо это видно, когда пытаешься представить себе экранизацию книги. Это можно сделать, но останется только декор: кто кого убил, кто кого поцеловал. А смысл книги на экране пропадёт, как мне кажется.

Про развязку мы с Анютой отдельно поговорили — мне очень не хотелось, чтобы автор слишком затягивал интригу (не перевариваю, когда человек не умеет вовремя останавливаться — «Альтист Данилов»), казалось, что идеальным вариантом был бы оборванный конец. Чистый постмодерн, когда читателю хочется, чтобы всё кончилось хорошо, но при этом он по привычке «не любит» happy end — автор оборванным концом как бы позволяет ему представить то, что читатель хочет, не прописывая явными буквами эту «ваниль». Анюта же говорила, что концовка вообще не важна, книгу можно закончить буквально вот любым из приходящих в голову вариантов. Потому что смысл у неё именно в процессе, и никакой из вариантов конца ничего в этом процессе не изменит.

А ещё в какой-то момент резанула глаз лажа. Или это не лажа?
«Вода никак не могла собраться закипеть. Как будто давление слишком низкое было, как будто высота слишком большая, как в Гималаях. Хотя третий этаж.»
Наоборот же должно быть, нет разве? Чем выше / разреженнее воздух, тем меньшей температуры достаточно для закипания. Грубо говоря, мясо в горах варится дольше, но сама вода закипает быстрее. Так?