October 15th, 2020

2017

Doctolib

Только что «сходил» к доктору по интернету. Будущее наступает просто гигантскими шагами :-)

Во Франции (насколько я понимаю, и в Германии) есть компания Doctolib. Один из наших крупнейших стартапов — капитализация больше миллиарда евро.

До сих пор я сталкивался только с их сервисом секретаря для врачей: найти врача, назначить время приёма, напомнить о приёме, записаться в список ожидания, если вдруг кто-то откажется от своего времени. А тут аллерголог (Натанкина «рвёт на родину» — аллергия на берёзу) указала, что она принимает по интернету. Очевидно, попробовал — супер удобно. Если врачу не нужно щупать мой живот или светить мне в ухо, то зачем мне к нему идти? Собственно, даже присутствие Натана не обязательно (отослали его в школу), приём ограничился описанием прошлого года (снижаем чувствительность на берёзу), пожеланием продолжить процесс. Всё.

Оплата карточкой ещё в момент бронирования времени приёма.

Рецепт пришлёт мейлом — это тоже поначалу кажется странным. Когда мне мой офтальмолог прислала рецепт в виде файла Word со вклеенной картинкой своей подписи — задумываешься не столько о возможности подделать рецепт (зачем?), сколько о роли врача в нынешнем обществе (минимальная гарантия того, что людей не будут разводит на совсем уж непонятно что, плюс чисто французская гарантия, что бесплатная медицина не будет оплачивать совсем уж непонятно что) и о роли доверия в этом обществе.
2017

Осенний ковид

На работе пошла постепенно обратная тенденция. Домой ещё не выталкивают, но изначальный настрой «скоро свернём карантин» пропал. Ещё летом, когда нас подталкивали к возвращению в офис, оставили максимум два дня удалёнки в неделю, но как бы на переходный период, только до середины сентября. Потом продлили до конца октября, потом увеличили до трёх дней. Сегодня уже — пока неофициально — говорят о возврате на 100% удалёнки.

Наш шеф при этом откровенно не умеет работать с нами удалённо. И как следствие — не любит. Официально запретить он не может, но изо всех сил тормозит наши попытки работать из дому. До такой степени, что приходится продавливать свою точку зрения: я понимаю, что тебе некомфортно так, но мне некомфортно эдак, давай искать компромисс. Формально я могу, конечно, и потребовать (право на удалённую работу чётко проговорено в новых правилах), но кто же хочет по пустякам с начальником ругаться? В итоге шеф согласился, но понавтыкал палок везде, где смог: я ему буду присылать каждую неделю мейл с указанием дней, когда я работаю из дому, а также описание причины, почему именно я хочу работать из дому в эти дни. С уточнением, что причина должна иметь какое-то отношение к эпидемии. Причина у меня одна: минимизация времени в транспорте, с припиской, что в нашем автобусе нет никакой возможности соблюдать дистанцию безопасности :-)

Под эту же схему подстроился J — он и так официально по пятницам работает из дому, положенные на время эпидемии дни просто увеличили количество дней, когда он дома. Остальные ходят в офис каждый день. Им при этом и недалеко, и у обоих дома есть какие-то причины, почему в итоге в офисе работать удобнее.


Спорт закрыли. Наши внутренние спортивные секции в сентябре так и не открылись, а спортзал какое-то время поработал, но потом попал под очередную раздачу от правительства и закрылся. Тоже «временно, на две недели», но постоянно продлевают. Новый абонемент можно не покупать.


Попытались вписаться в осенний лагерь. Изначально была информация, что в Германию из нашего региона вообще не пускают. Но потом друзья накопали тексты, что вроде как пускают с результатами отрицательного теста ковид.

Звоню в лабораторию. Можно у вас сдать тест? Конечно! Когда приходить? Каждый день с 8:30 до 10:00 без записи. Когда будут результаты? А кто же его знает, в среднем дней 5-6, но в последнее время всё быстрее и быстрее, рассчитывайте на 4 дня.

А это важно, потому что Германия чётко пишет, что в момент пересечения границы у тебя должен быть тест, сделанный не ранее чем за 48 часов до этого момента. Лагерь начинается в пятницу. Традиционно мы выезжали в четверг вечером, ночевали перед границей, и в пятницу доезжали до лагеря. То есть, результаты теста нам нужны самое раннее в среду утром, а самое позднее — в четверг вечером. Ок, делаем тест в субботу, воскресенье выходной, глядишь всё получится.

Приходим в лабораторию, там человек 10 в очереди. Достояли, нам говорят, что результат будет в течение 2 дней. Я говорю, что могу взять пару дней отпуска, погуляем по Германии, навестим друзей. Натанкина из школы мы превентивно отпросили с формулировкой, что точные даты сообщим накануне отъезда. А Анечка ни в какую — у неё работа, она и так не уверена, что поедет, тем более она точно не поедет заранее. Ну, значит делаем тест мы с Натаном, а Анюта придёт в понедельник.

Тест ужасный. Ну, то есть не так, чтобы нестерпимо больно, были у меня в жизни и похуже тесты. Но тебе залезают палочкой в такое место, где ты не ожидаешь ничего встретить. И вот эта щекотка / чесотки очень остро воспринимается. Руками туда не залезешь, головой дёрнуть страшно, как дышать непонятно. Хорошо, что длится недолго. Но слёзы из глаз просто брызжут.
Мальчик — герой. И мотивированный: чего ради друзей не вытерпишь :-)

В понедельник утром Анюта пошла тоже сдавать тест, а уже вечером пришли наши результаты. Результаты предсказуемо отрицательные, но пришли слишком рано — выезжать нужно максимум во вторник. А тут во Франции подняли ещё на один шаг уровень опасности (когда закончились цвета, и ты уже в «красной» зоне, начинают играть оттенками, теперь у нас зона «ярко-красная»). Ну и мы как-то подумали, что нет, неправильно это — разносить потенциальную заразу по всей Европе. Написали Оле, извинились, отменили.

А уже потом пришли Анечкины результаты — у неё ковид.

Продолжение следует, а то и так долгий пост. Спойлер: всё кончилось хорошо, Анечка выздоровела, мы не заболели.
2017

Наш ковид

Итак, предыдущая серия окончилась на том, что у Анюты нашли ковид.

На этом месте мы сначала долго ржали. С одной стороны — ну да, страшно, новая и неизвестная болезнь, «но у тебя к-вид, а значит мы умрём». Но с другой стороны — как? Как она умудрилась?! Натанкин каждый день ездит в школу на переполненном автобусе. Я на работу — это автобус и электричка. Анюта сидит дома с февраля, изредка выходит воздушком подышать на нашу практически всегда пустую улицу. Когда она смогла подцепить заразу — мы так и не поняли. Но тест явно не ложно-положительный, её достаточно быстро развезло. Как при гриппе: ломка в теле, слабость, кашель.

Результаты пришли вечером во вторник. Весь оставшийся вечер мы провели на телефоне. Отменяли все личные встречи на будущие дни, предупреждали всех виденных за прошедшую неделю (оказалось, не так много — де факто карантин, оказывается, продолжается). А со среды мы с Натаном уже тоже сидели дома, на более строгом карантине, чем весной — теперь-то мы точно знали, что рядом с нами зараза (гусары, молчать). День рождения мальчика провели достаточно скромно.

Отвели Анюте «чумной барак» — спальную комнату с туалетом и душем (нам ванную), плюс гостевую для работы (спустили туда маленький стол). Две комнаты в её распоряжении позволяют хоть как-то соблюдать рекомендации по вентилированию помещений — раз в час, конечно, никто не открывал окна, но хотя бы пару раз в день она переходила из одной комнаты в другую, проветривая первую. Натанкин остался у себя, учится в зале. Я сделал себе garçonnière наверху, рядом мой «кабинет». Строгий протокол: если каким-то образом оказались в одном с Анютой помещении — все надеваем маски. Анечка не трогает ничего лишнего, а я мою руки всякий раз, когда трогаю её посуду. Разговариваем через дверь, любуемся друг другом через окно.

Врач сказал, что никакого лечения, делать нечего, надо просто ждать. Нам пересдать тесты через неделю.

В какой-то момент заметили, что У Анюты пропало обоняние — это было самое страшное, потому что постоянно хочется чего-то вкусненького, а оно всё резиновое. Потом пропало обоняние у меня. Но как-то странно и частично: запах сырой курицы или уксуса (!) я не слышу, но при этом оливковое масло и хлеб — слышу. Видимо, психосоматика. Я нарочно старался не читать симптомы коронавируса, но в какой-то момент подсел на подкаст Ильи Колмановского (кстати, очень рекомендую, там была, в частности, шикарная история о том, как в Замбии распространяли песню про коронавирус, потому что устная традиция там работает лучше радио, и ей как минимум верят), и всякий раз, когда там упоминался какой-то симптом, я немедленно вспоминал, что вот же, со вчерашнего дня у меня как раз он!

В понедельник я пошёл снова сдавать тест. Натанкин сказал, что бессмысленно рано вставать — всё равно папа болен, а значит эта песня ещё на пару недель. В лабораторию очередь вдоль всего дома, за угол, и потом ещё два раза по столько же. Я пришёл в 8, простоял до 10, не дошёл даже до угла. Но в этот момент вышла медсестра, спросила, у кого есть симптомы (я уверенно поднял руку — к тому времени я был уже на 6 выпуске подкаста и чувствовал себя совершенно больным), нас записали на в исключительном порядке открывшиеся после обеда слоты.

После обеда пошли в лабораторию вместе с мальчиком. Я успел его убедить сдать анализ — если вдруг (чудо! чудо!) мы оба не заболели, то с результатом теста он сможет поехать в лагерь (на этих выходных уже школьные каникулы, и у него был запланирован очередной пионерлагерь по компьютерным игрушкам...). Пришли, там нам попалась та прекрасная медсестра, которая 4 года назад рассказывала про праздник паровозов. У неё действительно лёгкая рука — и тогда она единственная смогла взять у Натана кровь, и в этот раз она чуть ли не ещё глубже засовывала нам в мозг палочки, но при этом было не так неприятно. На следующий же день результаты: здоровы!

Звоню на работу, потому что по нашим внутренним правилам нужно дождаться «выздоровления» Анюты, потом сдать тест, и если он негативный — можешь возвращаться в офис (не то, чтобы я горел...). А что такое «выздоровление»? Ей врач даже не сказал делать тест — заразность в любом случае за неделю проходит, а наличие болезни мы можем отследить и по симптомам. К тому же, каков бы ни был результат, он ни на что уже не влияет в нашем поведении. Наш RH выслушал мою историю и сказал, что в таком случае я могу возвращаться на работу хоть завтра. В школе тоже сказали, что рады будут на прощание увидеть нашего мальчика (сегодня последний день четверти). Из лагеря тоже ответили «пускай едет». Всё, официально этот эпизод эпидемии для нас закончился.


На работе N немедленно надел маску. У нас достаточно просторный офис, он скорее на 6 человек, но одно место занимает Bloomberg, ещё один коллега ушёл летом, его до сих пор не заменили. Плюс, во время эпидемии мы вообще редко когда все собирались. В итоге правила, конечно, предписывают ношение масок, как только в одном помещении более одного человека (вне зависимости от размеров помещения), но мы между собой договорились, что пока что сидим без масок, а как только это кого-то начнёт напрягать — поговорим ещё раз. Спросил у коллеги, надеть ли мне маску — он сказал, что сам посидит в маске до вечера, подумает, а там посмотрим.

Это было вчера, сегодня и завтра я работаю из дома, а с понедельника у нас уже комендантский час, ждём новых распоряжений от руководства. Так что, непонятно, когда я в следующий раз встречу своих коллег.