September 29th, 2020

2017

Queimada: Rurik, Tekhenu

Прошлый сезон получился скомканным — в сентябре 2019 я снова записался в ассоциацию, пару раз сходил, а потом как-то всё завертелось так, что в следующий раз я туда попытался сходить только в феврале — но к тому времени уже подоспел и карантин. Судя по форуму, во время карантина особо мотивированные игроки даже собирались у кого-то дома, чтобы поиграть, но это было крайне редко, да и вписываться в чужую компанию мне совсем сложно. В итоге за год всего две игрушки.

Iki — тот едкий случай, когда я сыграл партию и не понял ничего. Ну, то есть, правила понятны, но картинка не складывается вообще. Ощущение безумного потока случая. О чём думать, как что-то просчитывать — совершенно непонятно.

Winterborne — отличная аркада! У тебя есть 3 персонажа, для каждого персонажа есть 2 карточки. Каждая карточка может читаться как выбор персонажа, как действие и как опция. Соответственно, ты получаешь какие-то карты из своей колоды — и пытаешься сложить из них комбинацию. И вот этого минимализма достаточно, чтобы с одной стороны ломать голову, как ещё можно сложить эти несчастные карты, чтобы походить. А с другой — чтобы были азарт, аркада и мочилово. Отличная игрушка :-) Не уверен, что надолго хватит, но с запасом игр нашей ассоциации я вообще с трудом представляю, когда я буду играть повторно в какие-то игры.


Дождался сентября 2020 — пытаюсь возместить потерянное время. Пост-карантинные правила забавные: играем в масках, не более 4 человек за столом, не более 15 человек в зале (мы объяснили мэрии, что 15 на 4 не делится, они разрешили поднять до 16), не более 2 человек в складском помещении во время выбора игрушки. Моем руки, протираем столы и стулья, в помещении не едим и не пьём. И вот эти вот «сисадмины в чёрных майках» даже не хихикают над правилами — приходят в масках, моют руки, сидят по четверо...
Имена всё так же никто не произносит, а лица в масках узнавать вообще без мазы.

Начал сезон с Rurik — как можно не сыграть в игрушку, где на карте есть Донецк? Ну ок, есть место, где он теперь стоит :-) Отличная игрушка, интересный механизм хода: у тебя есть 4 фишки с весами 1-2-4-5, в первой фазе ты ставишь фишки на клеточки разных действий. Чем больше номер — тем выше стоит фишка в очереди приоритетов (самой приоритетной достанется самая выгодная версия действия). При этом ходы будут осуществляться наоборот, в порядке возрастания веса фишки. И есть деньги, которыми ты можешь пропихнуть свою фишку вверх очереди приоритетов — при этом очередь ходов останется неизменной. И вот это баланс, кто будет ходить первым (получить ресурс до того, как ты попытаешься его истратить), очень красивый. Вся информация открытая, ты просто пытаешься понять, что будут делать твои соперники.
Ходы сначала выглядят примерно как в классическом мочилове на карте (типа Риска): набрать новых солдат, переместить их по карте, воевать. Но на самом деле с Риском не имеет ничего общего, это чисто стратегическая «строительная» игрушка.

Tekhenu — кто-то на форуме предложил сыграть, я посмотрел видео-правила и понял, что это — моя игра. Вот реально несколько раз останавливал видео, чтобы отсмеяться, когда кажется, что ну невозможно уже сделать правила сложнее, а они говорят «кстати, мы вам не рассказали ещё о парочке понятий...» И так несколько раз!
Пришёл, достали коробку, буквально за полтора часа расставили начальное положение. Эйфория от правил не только у меня — когда в объяснении дошли до «строительства колонн», при строительстве каждой из которых активируются здания в строке и колонке клеточки, на которой построена колонна (по-французски слово «colonne» обозначает одновременно и «колонну» и «колонку»), катались все, даже за соседними столами.
Механика тоже оригинальная: на поле лежат кубики, которые время от времени меняют степень своей доступности — какие-то кубики брать нельзя, какие-то можно, но с малюсом, а какие-то — с бонусом. Есть чёткие, заранее известные правила, как и когда кубики поменяют свой статус — и можно пытаться просчитывать наперёд, где будет какой кубик, кому он к этому моменту будет нужен, и как сделать так, чтобы ты ходил перед теми, кто этот кубик тоже захочет взять. Отличная игрушка!

Ещё одна игрушка, на которую я запал по правилам: Monumental. Интересная механика игры: ты постоянно перед собой держишь «план города» — 3×3 карты. В качестве хода ты выбираешь один ряд и одну колонну (колонку?) карт, «активируя» их. Каждая карточка даёт какие-то бонусы — ресурсы, действия. После чего активированные карточки идут в отбой, а ты выкладываешь на их место новые. Когда новые закончились — перемешиваешь отбой и по новой. И вот тут важный момент: мало добавлять в колоду хорошие карты (upgrade шахты), нужно ещё уметь выбрасывать оттуда ставшие слабыми карты (старая шахта), чтобы хорошие карты выпадали почаще.
Очень красивая теория, но полный провал на практике — игрушка разгоняется экспоненциально. Мы с Анютой видели этот эффект, когда пытались делать ролевые игры для детей — очень сложно поддерживать примерно одинаковую скорость игры. Но то мы, чайники — почему это не получилось у создателей игрушки, и почему эту игрушку оценили на 8/10, я не понимаю. Проиллюстрирую, что я имею в виду: в игре можно зарабатывать очки разными способами, в том числе захватом территорий. Я не занимался этим, поэтому к началу последнего хода у меня была 1 территория, у лидера по территориям — 7. Мой последний ход занял минут 10: ты играешь карточки, которые дают тебе возможность играть другие карточки, которые дают тебе бонусный ход, во время которого ты строишь здание, позволяющее тебе сыграть ещё пару карточек и так далее. За время этого хода я в частности захватил 6 территорий, догнав лидера — при том, что захватом я занимался в свободное от основной стратегии время. Как можно было допустить в игрушке возможность такой лавины? И это не я, такой умный, выстроил мега-город — последний ход у всех был примерно таким же. Мой сосед справа за последний ход сыграл все карты своей колоды по два раза!
2017

Pour la science №512

Отличная фотография грота (grotte de Castelbouc, Франция) со следами динозавров не потолке:



Отгадка простая: динозавры прошли по какой-то мягкой почве, оставили в ней следы, затем постепенно дно засыпало известняком, следы стали каменные, а затем размыло нижний мягкий слой. Супер!


Просто упомянули ещё мартовский опрос французов о том, откуда появился вирус ковида. Четверть верит в искусственное происхождение вируса, в том числе 17% — в то, что его создали нарочно. Столько же — 17% — затрудняются с ответом.

Вот почему не 100%? Откуда у людей такая самоуверенность? Почему в опросе «верна ли гипотеза Гольдбаха?» большинство (я искренне надеюсь) ответит «не знаю», а по поводу столь же сложных вопросов, использующих более привычные слова, у людей почему-то есть своё мнение?

Одно радует, графа «вируса не существует» пустая — в отличие от Америки, где 1% опрошенных сомневались в реальности вируса.


Мне когда-то давно рассказали историю о том, что размер зубов определяется одним геном, а размер челюсти — другим. И если размеры не совпадают, то зубы могут не помещаться в челюсти (на радость ортодонтистам всех стран). Не знаю, насколько это верная информация — история красивая, я сам неоднократно повторял её, но ни разу не видел ей подтверждения. А тут в статье рассказывают о другой версии, почему у многих людей зубы в челюсть не помещаются — даже если не считать зубы мудрости, а уж с ними-то и подавно.

Вроде как размер зубов определяется тем, что мы едим. И если питаться так, как питались наши давние предки (и питаются до сих пор какие-нибудь потерянные аборигены — их тоже исследовали), то есть постоянно грызть что-то твёрдое, то зубы получаются меньше, помещаются все и даже держатся крепче.

Недостаточно, чтобы убедить меня сменить диету, но интересно.


Отличная просто статья о природе агрессии. Начинают с того, как наш мозг сдерживает агрессию — она представляет однозначный риск для человека, и попусту лучше не бросаться на окружающих. Рассматривают механизмы как защиты, так и разблокирования — когда, например, нужно срочно защитить детёнышей. А потом переходят на возможность повреждения мозга, когда система защиты от агрессии работает хуже. И заканчивают исследованием, показывающим, что у преступников чаще встречаются подобные повреждения, чем в среднем по стране.

Вот он, Minority report. Когда мы научимся по физическим измерениям человека определять его склонность совершать преступления, встанет очень интересный вопрос — что нам с этим знанием делать? Очевидно, что нельзя превентивно наказывать людей, имеющих повышенную вероятность нарушить закон. Не менее же очевидно, что, если эта информация будет доступна хотя бы каком-то виде, то в частном порядке люди захотят устанавливать ограничения для своих соседей, одноклассников своих детей и пр.


Статья о том, как пытаются читать сгоревшие в Геркулануме свитки. Развернуть их нет никакой возможности (пробовали — рассыпаются в лучшем случае на кусочки, на некоторых из которых можно рассмотреть пару букв). А тут недавно обнаружили наличие свинца в чернилах. А значит можно теоретически отсканировать и построить 3D модель из свинцовых точек. Сделали — читать всё равно невозможно: чернила плохо сохранились, разные слои накладываются друг на друга. Дальше пришла мысль скормить всё это искусственному интеллекту, чтобы тот прочитал написанное — сейчас тренируют его.
Пишут, что тренировка использует в частности знание о том, что тексты написаны на латыни или греческом, то есть не просто восстановление по буквам, мы пользуемся, например, знанием, какая буква может идти за какой, а какая — нет.

А мне вот стало интересно поспекулировать — очевидно, что натренированная таким образом система никогда не сможет прочесть текст, написанный на неизвестном ей языке. Но насколько она сможет сказать «ничего не понимаю» — или же с удовольствием выдаст сгенерённый ею же текст, который мог бы быть на этом папирусе?

Чтобы предыдущая фраза не выглядела написанной взбредившим журналистом, поясню. Одно дело, когда система просто пытается понять, что там написано — грубо говоря, мы наводим на папирус увеличительное стекло и видим, где там находятся точки, в какой рисунок они складываются. И совсем другое, когда мы используем ограничения — заранее определяем, какие конфигурации возможны, а какие — нет. Задача рассматривания сводится к нахождению точки в многомерном пространстве, описывающей все чернильные точки на папирусе. Задача с ограничениями позволяет нам / заставляет нас после нахождения этой точки приблизить её ближайшей из доступных нам точек, описывающих априорно возможные на этом папирусе буквы, а то и слова.
Наверное, вероятность получить что-то осмысленное слаба — примерно как дать едва умеющему читать по-русски ребёнку французский текст. Он его прочитает, коверкая половину букв (думая, что это написано по-русски), зачастую подменяя получающуюся белиберду на похоже звучащие русские слова. Но связного текста не выйдет. Но ведь можно представить себе обучение на разном уровне — если система пользуется знанием, какая буква может с большой вероятностью идти за уже увиденной, почему она не может знать, какое слово с большой вероятностью идёт за уже прочитанным?

Наверное, это и есть тот «страх перед искусственным интеллектом», когда мы с лёгкостью отдаём ИИ то, что способны сами проверить, и не понимаем, как относиться к результатам, которые ни проверке не подлежат, ни объяснению. С третьей стороны — ну вот получим мы неизвестную пьесу Эсхилла. Ну и какая разница, писал он её на самом деле, или нет? :-)