September 30th, 2019

2017

La saga des calendriers

Не помню, где я наткнулся на эту книгу — издание моего любимого журнала, но достаточно старое, вряд ли его реклама могла быть в недавних выпусках. Книга отличная!
В первой главе автор разбирает различные варианты определения «интуитивных» мер измерения времени.

Самое простое — сутки (чередования дня и ночи), для которых человечество успело придумать множество разных вариантов определения. От одного захода Солнца до другого, от восхода до восхода, от полудня до полудня и т.п. Любое из этих «интуитивных» определений приводит к переменной длине суток — речь идёт не только о том, что длительность дня и ночи переменная, и в какой-то момент день может укорачиваться медленнее, чем удлиняется ночь. Но дополнительно к этому есть эффект сдвига Земли по орбите вокруг Солнца — направление на Солнце смещается, а значит от восхода до восхода Земля должна провернуться не на 360°, а на чуть больший угол. А поскольку орбита Земли не идеально круглая, то скорость движения по ней не равномерная, а значит и дополнительный угол меняется за время года. И куча вот таких вот эффектов, которые все порядка секунд, но тем не менее важны. Теперь я понимаю детали таблички для корректировки времени солнечных часов, которую мы видели в Италии!

Затем автор точно так же проходится по понятию месяца — цикл фаз Луны, и года — оборот Земли вокруг Солнца. Очевидно, что ни одно из этих движений не однородно. Плюс к этому, появляется сложность наблюдений (автор говорит, что подавляющее большинство античных календарей зародилось там, где облачность редко мешает наблюдениям). Особенно сложно с годовым циклом: единственное более-менее надёжное наблюдение — по отношению к «неподвижным звёздам», откуда и появлялись все эти античные «обсерватории». Которым приходилось объяснять и эллиптичность орбиты и вращение самого этого эллипса.

Собственно, всё остальное время автор описывает разнообразные календарные системы, разбивая их на 4 основных категории: солнечные календари, лунные календари, лунно-солнечные календари и «прочее» — к последней главе читателю кажется, что его уже невозможно ничем удивить, но нет, фантазия человечества поистине безгранична!
Collapse )
2017

Правильные документальные фильмы

Смотрел вчера документалку по ТВ и в очередной раз попытался понять, какие фильмы мне нравятся (я их в голове у себя называю «фильмы Arte»), а какие — нет (их я называю «американскими»). В прошлый раз я сформулировал про интонацию ведущего и драматическое затемнение экрана. А сейчас заметил — назову это «запинг». Это когда на одну и ту же тему говорят одновременно несколько человек, и монтаж постоянно переключается с одного говорящего на другого. Складывается впечатление, что они говорят вместе, ну или как минимум одно и то же — но если прислушаться, то непонятно, насколько вот этот кусочек, который вставили в фильм, вообще имеет отношение к обсуждаемой теме.

Тут я вспомнил превосходный фильм Opération Lune (Dark Side of the Moon по-английски) о том, что американцы не летали на Луну. В этом фильме Киссинджер, Рамсфельд и куча других людей на полном серьёзе подтверждают то, что говорит в камеру жена Кубрика — да, конечно, всё снял её муж в павильонах Аризоны. А в конце фильма, когда у тебя уже волосы на голове встают, настолько прекрасно всё закручено, оказывается, что жена Кубрика в доле, а у остальных брали совершенно другие интервью, просто потом нарезали как с ленинской цитатой «ошибкой было бы думать...»

Но претензия у меня не в том, что человека таким образом могут заставить сказать не то, что он думает. Там даже две претензии.
Первая — манипулирование тобой (здесь особенно смешно, что вчерашний мой фильм назывался «Пропаганда»). Человек A говорит фразу A1, затем человек B говорит фразу B2 — а ты видишь цельный дискурс из фраз A1-B2, как будто это было сказано одно за другим. То есть если даже вторая фраза не вытекает из первой, то они как минимум логически связаны. И авторство вот этой связки — оно чьё? Автор спрятался, это — режиссёр или монтажёр фильма, и он выдаёт собственные мысли за мысли интервьюируемых.
А вторая — таким рваным стилем совершенно невозможно передать сложные мысли и построения. И в этом смысле я мысленно вернулся на радио, где я не просто люблю France Culture, но и отдельно выделяю передачи со всего лишь одним приглашённым в студию. Когда человек может спокойно отвечать на вопрос 10 минут, не опасаясь, что его перебьют. Когда он может позволить себе сделать два отступления, а потом перейти к заданному ему вопросу. Потому что так будет понятнее. Потому что упрощение не всегда уместно.


А самый ужас-ужас у нас показали недавно на работе. Юбер Ривз (я когда-то читал его книги, очень хороший популяризатор) снял фильм про экологию. Точнее, снял кто-то другой, но имя Ривза поставили в заглавие фильма (Hubert Reeves : La Terre vue du Cœur), и самого его регулярно показывают в кадре.
Так вот, фильм настолько одиозный (в частности, там показывают те самые «континенты пластика», снятые в совершенно другом месте, рядом с берегом — и если публикующие эти фотографии газеты могут частично спрятаться от позора, правильно подписав фотографию, то в фильме получается чистой воды подделка и манипуляция), что у меня очень скоро возник вопрос — как мог вполне вменяемый Ривз пойти на это?

Я начал прислушиваться — а весь фильм построен именно на запинге. Например:
* Ривз говорит, что животные на планете вымирают, что даже у него перед домом стало меньше лягушек
* Потом в кадре показывают какого-то другого человека, который говорит, что из-за человеческой деятельности идёт шестое вымирание
* Затем кто-то рассказывает, как человек отбирает у животных пространство для жизни
* Ещё один человек требует на камеру немедленно прекратить уничтожение человеком диких животных
* Снова Ривз говорит, что мяса на всех не хватит, но у нас есть альтернативные варианты питания
* После чего нам говорят, что освободившиеся от кормёжки коров поля можно будет использовать под питание голодающего человечества

В этот момент у меня как у зрителя возникает вопрос, как можно смешивать вымирание из-за портящейся экологии и вымирание от сужения жизненного пространства? Мне становится интересно, как совместить желание накормить человечество (больше полей под кукурузу!) и необходимость оставлять больше земель в заповедниках (я не говорю, что это невозможно, мне просто жаль, что эту тему в полуторачасовом фильме даже не подняли, вместо этого показывали белых ми-ми-мишек на тающем льду).
А потом ты вслушиваешься и понимаешь, что тебе выдали несколько слабо связанных между собой фраз за общую программу. Каждая фраза по-отдельности совершенно права, но взятые вместе они логически приводят к чему? К требованию уменьшить количество людей на земле? Радикальное решение! Но кому принадлежит эта радикальность? Кому-то из интервьюируемых? Нет, это — высказывание неизвестного нам, никогда в кадре не показывавшегося режиссёра. Которое мы принимаем за политическую программу Ривза.