March 30th, 2018

green_fr

Carto — египетские храмы

В библиотеке обнаружил кучу интересных журналов, в том числе Carto — что-то среднее между Le Courrier International (информация со всего света) и Le Dessous des Cartes (мощная инфографика на базе карт).

Взял на пробу номер про Египет, прочитал там прекрасную историю о том, как Насер строил Асуанскую ГЭС, озеро которой должно было затопить огромную территорию. Египет обратился за помощью в ЮНЕСКО, те мотивировали разные страны провести раскопки / перевозку найденного. В результате Египет расплатился помогавшим ему странам, подарив каждой по храму: Испании (стоит в Мадриде), Нидерландам (стоит в Лейдене), Америке (в Нью-Йорке, в MAM) и Италии (Турин).

Хороший журнал, но без фанатизма, на него времени у меня, наверное, не хватит.
green_fr

Гоголь, «Вечера на хуторе близ Диканьки», «Миргород»

В сентябре прошлого года ездил на Украину. Перед поездкой прочитал Гоголя. Смешанное чуство — с одной стороны, с детства знакомые сюжеты. С другой — шутки про отношения муж-жена (а это вообще через страницу, в духе «как много девушек хороших; непонятно только, откуда берутся жёны») как-то уже не смешны, комический сюжет с равномерно расставленными роялями в кустах не тянет даже на Фейдо. По-настоящему только «Старосветские помещики» и «Тарас Бульба» понравились, наверное.

Удивило, что у Гоголя имя «Ганна» — это не «Анна», а «Галя».

И прекрасный авторский комментарий про вновь вошедшую в моду идиому «как начнёт москаля везть (то есть, лгать)».

В «Ночи перед рождеством» красиво описано отношение к русскому языку — в фильме этого совершенно не было видно, да и вообще, читая русскую версию повести, передать игру с языком очень сложно.

— Здравствуйте, панове! помогай Бог вам! вот где увиделись! — сказал кузнец, подошедши близко и отвесивши поклон до земли.
— Что там за человек? — спросил сидевший перед самым кузнецом другого, сидевшего подалее.
— А вы не познали? — сказал кузнец, — это я, Вакула, кузнец! Когда проезжали осенью через Диканьку, то прогостили, дай Боже вам всякого здоровья и долголетия, без малого два дни. И новую шину тогда поставил на переднее колесо вашей кибитки!
— А! — сказал тот же запорожец, — это тот самый кузнец, который малюет важно. Здорово, земляк, зачем тебя Бог принес?
— А так, захотелось поглядеть, говорят...
— Что ж, земляк, — сказал, приосанясь, запорожец и желая показать, что он может говорить и по-русски, — што балшой город?
Кузнец и себе не хотел осрамиться и показаться новичком, притом же, как имели случай видеть выше сего, он знал и сам грамотный язык.
— Губерния знатная! — отвечал он равнодушно. — Нечего сказать: домы балшущие, картины висят скрозь важные. Многие домы исписаны буквами из сусального золота до чрезвычайности. Нечего сказать, чудная пропорция!
Запорожцы, услышавши кузнеца, так свободно изъясняющегося, вывели заключение очень для него выгодное.

В Тарасе Бульбе герой вскакивает на коня, «который бешено отшатнулся, почувствовав на себе двадцатипудовое бремя, потому что Тарас был чрезвычайно тяжел и толст». Я правильно понимаю, что 20 пудов = 320 килограмм? Даже для сытной Украины, даже в военном снаряжении это как-то многовато...

В том же романе на удивление хорошо показан ужас войны. Сначала, когда Андрей пробирается в польскую крепость и видит там кучи умерших от голода мирных жителей. А затем, когда всех казаков убивают как-то особенно бессмысленно — в момент осады приходит известие о том, что родное Запорожье разграблено, они делятся на две части, одна гонится за татарами, угнавшими в плен запорожцев, а другая продолжает осаждать польский город в надежде выручить пленных. В итоге и те, и другие, и третьи — все умирают поодиночке.
И повод к войне с поляками прекрасный — кто-то приехал на Сечь и сказал, что церкви православные «у жидов [...] на аренде. Если жиду вперед не заплатишь, то и обедни нельзя править». А для большей правдоподобности прибавил, что там жиды и коней-то уж не запрягают, на христианах ездят. И всё — толпа забывает про подписанный с поляками мир (ещё вчера это был серьёзный аргумент — нельзя нарушить данное слово!) и валит в поход. Ура!!1

О евреях отдельный разговор. В романе они однозначно присутствуют, играют важную роль. Но при этом постоянно подчёркивается, что казак не убивает еврея исключительно потому, что рук пачкать не хочет. А так была бы человечеству одна польза.

Этот жид был известный Янкель. Он уже очутился тут арендатором и корчмарем; прибрал понемногу всех окружных панов и шляхтичей в свои руки, высосал понемногу почти все деньги и сильно означил свое жидовское присутствие в той стороне. На расстоянии трех миль во все стороны не оставалось ни одной избы в порядке: все валилось и дряхлело, все пораспивалось, и осталась бедность да лохмотья; как после пожара или чумы, выветрился весь край. И если бы десять лет еще пожил там Янкель, то он, вероятно, выветрил бы и все воеводство.


Чтобы не заканчивать на грустной ноте, самая лучшая шутка книги. «Повесть о том, как поссорился Иван Иванович с Иваном Никифоровичем» состоит из семи глав с прекрасными названиями в духе «Глава II, из которой можно узнать, чего захотелось Ивану Ивановичу, о чем происходил разговор между Иваном Ивановичем и Иваном Никифоровичем и чем он окончился» или там «Глава V, в которой излагается совещание двух почетных в Миргороде особ». Самое прекрасное название у шестой главы: «Глава VI, из которой читатель легко может узнать все то, что в ней содержится».
green_fr

Что мы думаем про копию?

Недавний Artips поднимает давно интересующую меня тему. В музее заменили одну из картин на «китайскую подделку» — нашли фирму реально в Китае, специализируется на копиях картин (пишут, что во избежание обвинений в подделках, фирма слегка меняет размеры копируемых картин). Три месяца посетителям музея предлагали найти, какая картина поддельная, голосование на сайте музея.

В статье говорят, что в итоге 12% посетителей правильно угадали — сама цифра для меня не важна. Первый вопрос, сколько всего было картин в галерее (или хотя бы в той части, в которой была объявлена копия), второй — далеко не все посетители отмечались на сайте (очевидно, что ответ давали чаще те, кто был «уверен» в собственном ответе). Возникает ещё вопрос, какая часть посетителей вообще была в курсе, что там висит подделка, но в статье говорится, что во время эксперимента количество посетителей музея удвоилось (собственно, ради этого всё и затеивалось), то есть можно предположить, что рекламная кампания фокусировалась на «китайской подделке», и большинство новых посетителей пришло в музей, зная о ней.

Самое для меня здесь интересное (и совершенно непонятно, как это узнать / измерить), это насколько ощущения посетителей от музея меняется оттого, что в нём висят копии. Можно легко измерить изменение ощущения от того, что посетителям будут говорить, что в музее висят копии (даже если там будут продолжать висеть оригиналы), а вот наоборот сложнее. А меня именно это интересует, я хотел бы, чтобы в мире появлялось как можно больше музеев копий. Нижний этаж парижсого музея архитектуры, «итальянский дворик» Пушкинского музея, копии доисторических гротов — всё это прекрасно, но нужно больше. А эксперимент в Даличе «тем уже не прост, что задал этот нам вопрос и дал ответ — а вы его проверьте».