February 15th, 2018

green_fr

Сто лекций с Дмитрием Быковым — 1970

Лекция 1970 года про Юрия Трифонова. На сайте «Дождя» чётко написано, что лекция про «Студентов» (если не смотреть на название странички), но на самом деле она о «Московских повестях». А я прочитал «Студентов». Красивую, хорошо написанную, захватывающую — но совершенно пустую, написанную чётко по канонам соц. реализма повесть. Когда ты с первой страницы понимаешь, кто хороший, кто плохой. А в конце хорошие побеждают так, что плохие перевоспитываются и становятся ещё более хорошими, чем хорошие. Так что, писать остаётся только о мелких деталях, встреченных в книге.


Герой повести (Вадим) прошёл войну, и закончил службу «в городе русской славы» Порт-Артуре. Полез читать историю. Город, очевидно, китайский, с редкими эпизодами там англичан (название «Порт-Артур» якобы оттого, что там когда-то чинил свой корабль английский капитан Уильям Артур) и японцев (жуткая история очередной резни мирного населения). Россия там появляется в 1895 году, когда она (вместе с Францией и Германией) требует возврата города от Японии к Китаю. В ноябре 1897 года российское правительство обсуждает предложение занять город, потому что а) они могут, б) немцы недавно тоже что-то заняли, в) давно хочется второй порт на Тихом океане. Витте настаивает не делать этого, потому что буквально пару лет назад Россия выступала на стороне Китая и обещала защищать его территориальную целостность. Император прислушался к его мнению и отменил захват. А через несколько дней передумал — ему сказали, что «если мы не захватим эти порты, то их захватят англичане» (я не передёргиваю, это прямая цитата). В порт входят русские корабли, китайцам объясняют, что это временная мера, мы помогаем защищаться от... от кого бы... о! от немцев! Немцам при этом втихую объясняется, что ничего личного, просто хотим отжать порт. Немцы тоже не идиоты, они сливают эту информацию китайцам — получилось нехорошо, но какая уже теперь разница, если у Китая нет ВМФ, способного оказать России сопротивления? Вопрос с гарнизоном адмирал Дубасов решает дипломатически — чтобы не атаковать город, он подкупает местных китайских генералов, и они уводят свои войска, оставив России крепость, пушки и боеприпасы — за это адмирал получает «Высочайшую благодарность Государя Императора». После высадки в Порт-Артуре десанта, российские дипломаты проводят референдум о присоединении к РФ подписывают в Пекине договор о передаче города России на 25 лет.

Через 6 лет российскую военную базу атакуют японцы, это будет началом русско-японской войны. Флот не сможет выйти из порта, крепость выдержит почти год осады, но затем будет сдана Японии. Погибло / ранено / попало в плен 40 000 русских солдат и 100 000 японских. Надеюсь, под «русской славой» имеется в виду именно этот эпизод.


Антигерой повести (Сергей) критикует НСО — научное студенческое общество. Якобы, слово «научное» там только для красоты, науку никто не двигает, «пересказываем друг другу давно известные науке вещи [...] Получается „Дом пионеров“». Я подумал, что это прекрасно опиывает наши «научные» лагеря :-) Если бы у всех не было такой аллергии на слово «пионерский», надо было бы именно так их называть.

Встретил имя «Тезя» — оказалось короткой формой от «Терезы». А ещё (такое и у Стругацких было) для «Вадима» короткое имя — «Дима».

Выражение «брови как арабская буква лим» — видимо, имеется в виду «лям», но она выглядит как «ﻝ» - кто-то представляет себе такие брови?

Герой в какой-то момент слышит «Давно пора... Взрывают... Первый день?» Скорее всего, речь идёт о ледоходе на реке — но что означает слово «взрывают» в этом контексте?


Язык отличный. Мой любимый фрагмент — когда Вадим сдаёт экзамен. Он даже не замечает, как стрессует, он быстро готовит ответ на первый вопрос. Переходит ко второму:
Теперь о Гоголе. «Значение в развитии...» Здесь надо говорить о самом направлении реализма. О темах, идеях, художественном методе. Мысли Белинского по этому поводу. И — о Гоголе. Гоголь, Николай Васильевич... И вдруг Вадим почувствовал, что у него нет никаких мыслей о Гоголе. Исчезла даже дата рождения. Кажется, 1810, а может быть, 1818... Ну, это потом, потом! Сначала главное. «Мертвые души», «Ревизор»... Что еще?.. «Нос»... Да, еще «Нос». Это как украли у одного чиновника нос. Потом — «Женитьба»... Разве «Женитьба» — это Гоголя?
Ему казалось, что память его распадается на куски, как огромное облако, разрываемое ветром... Ничего не осталось. Внезапная пустота. Вспоминалась какая-то глупость — Гоголь учился в Нежине, Нежин славится огурцами. Нежинские огурцы, чем же они такие особенные? Гоголь сошел с ума! У него большой нос. Он похож на женщину. А почему гоголь-моголь?.. Стоп!
Вадим расстегнул пиджак — ему стало вдруг душно, он вынул из кармана носовой платок и отер им взмокшие виски.

Отлично! И он даже не понимает, что происходит :-) Я тоже недавно внезапно для себя начал замечать, что я стрессую. Всю жизнь считал, что я совершенно непробиваемый, «тефлоновый». А недавно понял — причём задним числом, ещё про школу, — что нет, стресс всё-таки есть. Надо уметь его если не контролировать, то хотя бы опознавать.


А концовка книги с одной стороны надуманная (Он её любит, она его любит. Но она не хочет оставаться в Москве — перед поступлением в Тимирязевку ей обязательно нужно узнать жизнь, пройти практику где-нибудь в Сибири. Она обязательно вернётся к нему — но он тогда уже уедет по распределению, причём на Камчатку. Он тоже вернётся, но к тому времени распределят и её. Мы встретимся, Атос, мы обязательно встретимся!), а с другой — очень хорошее описание сложности компромисса, когда в паре два человека, у каждого из которых есть своя жизнь, своё видение будущего, своя карьера. Хорошо, когда всё совпадает!


Быков при этом рассказывает обо всём, кроме «Студентов» — дипломной работы Трифонова. После его лекции захотелось прочитать «Дом на набережной», запишу его в список «на после Быкова». Хотя, какое там «после» — он обмолвился, что начинает аналогичный проект со ста книгами из мировой литературы. Никто не хочет мне на следующие пару лет компанию составить?