January 11th, 2017

green_fr

Pour la science № 469

Когда в последний раз раздавали нобелевки, мою ленту прямо-таки залило перепостами премии по медицине с заголовками типа «Учёные доказали пользу голодания». Прочитав страничку в журнале с кратким пересказом работ лауреата, я бы переформулировал это как «Учёные поняли механизм, из-за которого голодание убивает нас не немедленно, а постепенно». Увидеть пользу лично мне не удалось...


Анализ нескольких опросов населения, в который людям предлагалось оценить процент мусульман в их стране. Опрос в 14 странах, во всех без исключения люди в несколько раз завышают реальные показатели (рекордсмен — Австралия, где при 2% мусульман люди в среднем давали им 18%).
По-русски этот эффект называется эвристика доступности. Люди склонны преувеличивать вероятность того, что проще всплывает в памяти. То есть более яркого воспоминания, либо же просто какого-то актуального явления. Того, о чём сейчас пишут СМИ.
Красивый пример этого искажения — вопрос «Как вы думаете, в английском языке больше слов, начинающихся на r, или тех, у которых r стоит на третьей позиции?» Я уверен, что для русского языка можно сделать аналогичный вопрос, но для английского у меня есть и правильный ответ (на третьей позиции r встречается чаще), и наиболее популярный (на первом месте). Только потому что наш мозг с лёгкостью выдаёт нам список слов, начинающихся на определённую букву, и совершенно неспособен эффективно найти слова с какой-то буквой на определённой позиции в середине слова.


Обожаю совпадения. Только Натанкин спросил меня, задумчиво тупля в тарелку с мюслями, почему они не просто плавают в молоке, а кучкуются — и тут же в журнале статья о том, что бывает два типа плавающих предметов. Все предметы искажают поверхность воды вследствие поверхностного натяжения, но одни приподнимают к себе воду (вогнутый мениск), а другие — опускают (выпуклый мениск). И достаточно легко показать, что если в воде (молоке) плавает несколько предметов с одинаковой формой мениска, то они притягиваются, а разные — отталкиваются. Поэтому некоторые мюсли «прилипают» к стенкам тарелки, а другие — собираются в её середине.

Но самый кайф, конечно же, даёт живая природа. В статье приводят пример симпатичной водяной блохи, способной управлять формой мениска около своих лапок. Облегчая себе перемещение по воде (в основном при приближении к бортику, если там мениск поднимается).
green_fr

Сто лекций с Дмитрием Быковым — 1902, 1903

Следующий год, Быков рассказывает про «На дне» Горького (лекция). Открываю — и чувствую себя героем любимого фильма, Бакри в Le goût des autres — oh putain, c’est en vers... Это пьеса. Как читать пьесу — совершенно непонятно. В бумажной версии ещё можно заложить пальцем первую страницу со списком персонажей, а в Kindle? Ладно, нашёл решение — но всё равно, там 20 человек на сцене, и для меня они все на одно лицо, имена у меня никогда к людям не приклеиваются, тем более к персонажам. Но ничего, первый акт как-то прошкрябался, потом пошло проще, дочитал. Но несколько раз собирался сдаться и скачать какую-то постановку.

Наткнулся на интересное слово — семишник, означает «две копейки». Объяснение простое — денежная реформа 1840 годов деноминировала старые монеты по довольно экзотическому курсу 3.5 : 1. То есть, две послереформенные копейки соответствовали семи дореформенным.


А потом пришёл 1903 год — Валерий Брюсов, «Urbi i orbi» (лекция). А это буквально стихи. Я, конечно, к стихам в этом году приобщился, но тоже — кто бы мне сказал, что я буду читать целый сборник. Тоже долго продирался, несколько раз делал перерыв, чтобы переслушать Быкова — выпуск про Брюсова я теперь знаю, наверное, наизусть. Дочитал. И даже какое-то удовольствие получил! В основном даже не от содержания — мне всё ещё очень сложно следить за смыслом стихов, даже вчитываясь. Скорее от формы, от осознания, что я её вижу, что я могу её хоть как-то, пусть и примитивно, но анализировать.