May 4th, 2015

green_fr

Grande Galerie № 31 — Веласкес

В связи с выставкой Веласкеса в Большом дворце, журнал задаётся вопросом: «Сколько картин Веласкеса в Лувре?»
Сам по себе вопрос кажется странным, но ответ на него ещё интереснее — «стандартный ответ „ни одного“, поэтому мы расскажем вам о шести картинах Веласкеса в коллекции Лувра». И дальше увлекательная история о том, как эти 6 картин в разное время приписывались Веласкесу. И как, воспользовавшись подготовкой к выставке Большого дворца, в очередной раз провели экспертизу этих картин. В итоге пять картин написаны в мастерской Веласкеса, но не им самим. Шестая всё же оказалась кисти Веласкеса, правда, выставлена она не в Лувре — музей предоставил её ещё в 1949 году другому музею.

Поскольку тема номера — Веласкес, авторы следующей статьи задаются вопросом: а как же так случилось, что в Лувре нет ни одного Веласкеса? И рассказывают удивительную историю испанской галереи музея. В 1835 году Луи-Филипп решает обогатить Лувр испанской живописью (привезённые Наполеоном картины как раз вернули Испании), за полтора года барон Тейлор (тот самый, который в 1830 году занимался египетскими обелисками) скупает на средства короля огромную коллекцию картин, в том числе — па-пам! — 19 картин Веласкеса. С 1838 года картины выставляются в Лувре, но уже в 1848 году очередная революция заставляет Луи-Филиппа покинуть Францию. А руководство второй республики посчитало испанскую коллекцию личной коллекцией короля — и отослало все картины ему в ссылку, в Англию. Где в 1853 году их распродали с аукциона.
В настоящее время из 450 картин испанской галереи в Лувре осталось две. Христос на кресте и два донатора* эль Греко перепродана Лувру в 1908 году, а Оплакивание Христа просто забыли в запасниках в момент вывоза галереи.

*Это именно то, что вы думаете, Христос на кресте изображён не в окружении плачущих апостолов, а вместе с двумя заказчиками картины:



В продолжении статьи про нынешнюю испанскую коллекцию Лувра рассказывают историю обмена картинами 1941 года. После капитуляции Франции маршал Петен пытался вести какую-то независимую (от Германии) внешнюю политику. Не с союзниками дружить, конечно же, но вот с фашистской Испанией — почему бы и нет? В какой-то момент Петен договорился с Франко до того, что Франция передаст Испании какие-то картины из своей коллекции, а в обмен получит право выбрать пару картин из Прадо. Только не любых, а тех, которые у Прадо в двух экземплярах.
В этом месте я вздрогнул — у Прадо есть много картин в двух экземплярах?!
Французы выбрали одного эль Греко (в Прадо осталась копия) и одного Веласкеса — тот самый портрет Филиппа IV, который оказался единственным оригиналом Веласкеса в Лувре.

(это портрет из Прадо, я не нашёл в сети портрет из Лувра в приличном качестве, он всё ещё везде упоминается как копия)


Портрет Филиппа IV из Лувра долгое время считали копией из-за того, что на парном портрете из Прадо чётко были видны repentir — исправления в картине (их даже на репродукции видно). Очевидно, что если на одной из двух «одинаковых» картин есть исправления, то она — оригинал, а с неё уже срисовывали вторую, копию. В ходе экспертизы на портрете из Лувра тоже были обнаружены repentirs, в том числе те же самые, что и на портрете из Прадо. То есть, эти две картины рисовались одновременно, то есть, скорее всего, самим Веласкесом.
Я, кажется, начинаю понимать кайф работы хранителя в музее!