May 10th, 2012

2017

Два каравана

Прочитал очередной том дневников Адриана Мола — «Adrian Mole: The Wilderness Years». Слава богу, формат ЖЖ предыдущего тома успешно забыт, книга опять читается на одном дыхании.

И опять (доктор, что вы мне всё одни и те же книги подсовываете?) книга о том же: о понятных, в чём-то приятных людях, которые совершенно не могут жить в обществе. Хотя концовка и оптимистическая — впервые с Молом — прекрасно понимаешь, что с первых же страниц следующего тома всё рассыпется.

Туда же и последний роман Марины Левицкой, который я как раз дочитываю. Её «Два каравана» оказались ещё лучше, чем «История тракторов». С такой же непонятной рекламой на обложке: «крайне смешная книга, обхохочетесь» — мне очень хотелось бы поговорить с человеком, который смеялся, читая эти книги. Да, герои регулярно попадают во множество каких-то несуразных ситуаций, но мне в этот момент не смешно, а реально плакать хочется.

Вообще, книгу можно описать одной фразой: история прекрасных людей, которые никогда не смогут ужиться друг с другом. Главы от лица разных персонажей, и регулярно переход от одного к другому строится по принципу: первый герой объясняет (про себя, но очень убедительно), почему второй — мудак. И после этого повествование переходит ко второму, который (всё так же про себя, всё так же убедительно для читателя) объясняет, что на самом деле он хотел сказать. Пока что в книге остался только один откровенно отрицательный персонаж, но мне ещё страниц 100 осталось.

А эти прекрасные реплики (практически все герои книги — бытовые националисты) в духе «он вполне опрятный для поляка», «для румына он даже образован», или там «не такой уж и тупой, хоть и из Донецка». Все автоматически делят людей на свою нацию и чужих, и чужие по умолчанию хуже, вопрос только по какому именно критерию.
По этому поводу booknik недавно опубликовал прекрасный анекдот: дирижёр (опровергая обвинения в антисемитизме) говорит, что у него в оркестре аж 7 евреев. На что ему коллега отвечает, что ему и в голову не приходило считать евреев в своём оркестре.

Книгу пришлось заказывать в соседней библиотеке — пока я ждал, когда освободится наш экземпляр, его тупо потеряли. Заказываю — и в очередной раз поражаюсь памяти и кругозору библиотекарей. «Мне нужна последняя книга Марины Левицкой» — «О, — говорит библиотекарь, — наконец-то я узнал, как правильно произносится её фамилия! Я подозревал, что не всё так просто.»