December 21st, 2011

2017

L’intrigue à l’anglaise, Курков

По очередной наводке fiafia прочитал L’intrigue à l’anglaise.

Вот кстати, хороший пример не только того, зачем нужно писать в блогах о прочитанных книгах, но и того, почему мне кажется бессмысленным читать рецензии незнакомых людей. Под «знакомыми» я понимаю не лично знакомых (i_shmael я ни разу не видел, не смотря на это он поставляет в мой список «прочитать» где-то с треть книг), а тех, в чьих вкусах я могу ориентироваться. Точнее даже — экстраполировать их впечатления на свои. Вот и здесь, Яна написала рецензию в духе «недокнига», но написала так, что я сразу понял — моё. Не ошибся :-)

Книга больше всего похожа на фильм «Сокровище нации» с Кейджем — Индиана Джонс на фоне реальных музейных экспонатов. Идеал для образовательных книг и фильмов, их в школе надо проходить — и детям не скучно, и запомнят они (я уверен!) больше, чем после обычного урока или даже похода в музей всем классом.

После этого рецензия сводится лишь к названию предмета — в данной книге это ковёр из Байё. Продолжение с Версалем я уже взял в библиотеке.

P.S. А что язык странный — да, всё написано разговорным языком, спотыкаешься регулярно, часто приходится проговаривать, чтобы понять смысл. Ну так и в этом можно плюсы найти — французский можно учить, кому они нужны эти passé simple и C° :-Р


А затем Яна мне передала «метр от пола» англо-русских книг, и я начал их чередовать, пока что прочитал 3 на русском (все 3 — Курковы) и 2 на английском (про Адриана Мола).

«Пикник на люду» Куркова я, оказывается, уже читал в институте. Вспомнил, как это ни странно, не по завязке (довольно запоминающейся, надо сказать — человек в момент развала СССР выкупил пингвина в Киевском зоопарке, потому что там его уже кормить не на что было), а по фразе старого пингвинолога про картошку (цитировать не буду, половину книги переписывать придётся) — и тогда у меня сердце ёкнуло, и сейчас тяжело это читать.

И совершенно не кажется мне Курков сюрреалистичным. Не смотря на явную выдумку, остаётся ощущение, что читаешь документальную вещь, что всё так и было, могло быть. И опять это ощущение, что время было настолько странное, что речь уже даже не о том, поверят ли тебе внуки, когда ты будешь о нём рассказывать. Ты сам уже порой не веришь, что был тот сюр, что что-то с тобой на самом деле было, а не ты прочитал это у того же Куркова...

То же самое относится и к «Последней любви президента» — покрывает три разных временных слоя, и все три на удивление чётко узнаются. Шикарная книга!

А «Закон улитки»... Лучше бы я не знал, что у «Пикника» есть продолжение. Ужас какой-то — и сама идея дописывать мастерски законченный роман (продолжение к «Собачьему сердцу» представляете?), и сюжет, и даже издание — куча опечаток, «библейская» тонкая бумага... Бросил, не дочитал.


Sue Townsend хорошо начала дневники Адриана Мола, читается взахлёб, и подростки там явно узнаются. Но во втором томе (третий роман) постепенно перешла на то, что я назвал про себя «формат ЖЖ» — набор разрозненных историй, оторванных от формата кратких, перекликивающихся друг с другом записей в дневник. Наверное, это было интересно во время написания, но сейчас мне ЖЖ достаточно (вот тебе, Яна, и объяснение устарелости?)

Забавно: читал первый том, там куча каких-то сокращений, а то и концептов, которых я совершенно не понимал, но которые, казалось, очевидны для английского читателя. Я аккуратно записывал всё, что не понял, и в конце книги обнаружил «письмо от американского друга Адриана», которое чуть ли не один в один воспроизводило мой список :-)