?

Log in

No account? Create an account
It's all in your mind

> Recent Entries
> Archive
> Friends
> Profile
> previous 10 entries

February 15th, 2018


09:49 am - Сто лекций с Дмитрием Быковым — 1970
Лекция 1970 года про Юрия Трифонова. На сайте «Дождя» чётко написано, что лекция про «Студентов» (если не смотреть на название странички), но на самом деле она о «Московских повестях». А я прочитал «Студентов». Красивую, хорошо написанную, захватывающую — но совершенно пустую, написанную чётко по канонам соц. реализма повесть. Когда ты с первой страницы понимаешь, кто хороший, кто плохой. А в конце хорошие побеждают так, что плохие перевоспитываются и становятся ещё более хорошими, чем хорошие. Так что, писать остаётся только о мелких деталях, встреченных в книге.


Герой повести (Вадим) прошёл войну, и закончил службу «в городе русской славы» Порт-Артуре. Полез читать историю. Город, очевидно, китайский, с редкими эпизодами там англичан (название «Порт-Артур» якобы оттого, что там когда-то чинил свой корабль английский капитан Уильям Артур) и японцев (жуткая история очередной резни мирного населения). Россия там появляется в 1895 году, когда она (вместе с Францией и Германией) требует возврата города от Японии к Китаю. В ноябре 1897 года российское правительство обсуждает предложение занять город, потому что а) они могут, б) немцы недавно тоже что-то заняли, в) давно хочется второй порт на Тихом океане. Витте настаивает не делать этого, потому что буквально пару лет назад Россия выступала на стороне Китая и обещала защищать его территориальную целостность. Император прислушался к его мнению и отменил захват. А через несколько дней передумал — ему сказали, что «если мы не захватим эти порты, то их захватят англичане» (я не передёргиваю, это прямая цитата). В порт входят русские корабли, китайцам объясняют, что это временная мера, мы помогаем защищаться от... от кого бы... о! от немцев! Немцам при этом втихую объясняется, что ничего личного, просто хотим отжать порт. Немцы тоже не идиоты, они сливают эту информацию китайцам — получилось нехорошо, но какая уже теперь разница, если у Китая нет ВМФ, способного оказать России сопротивления? Вопрос с гарнизоном адмирал Дубасов решает дипломатически — чтобы не атаковать город, он подкупает местных китайских генералов, и они уводят свои войска, оставив России крепость, пушки и боеприпасы — за это адмирал получает «Высочайшую благодарность Государя Императора». После высадки в Порт-Артуре десанта, российские дипломаты проводят референдум о присоединении к РФ подписывают в Пекине договор о передаче города России на 25 лет.

Через 6 лет российскую военную базу атакуют японцы, это будет началом русско-японской войны. Флот не сможет выйти из порта, крепость выдержит почти год осады, но затем будет сдана Японии. Погибло / ранено / попало в плен 40 000 русских солдат и 100 000 японских. Надеюсь, под «русской славой» имеется в виду именно этот эпизод.


Антигерой повести (Сергей) критикует НСО — научное студенческое общество. Якобы, слово «научное» там только для красоты, науку никто не двигает, «пересказываем друг другу давно известные науке вещи [...] Получается „Дом пионеров“». Я подумал, что это прекрасно опиывает наши «научные» лагеря :-) Если бы у всех не было такой аллергии на слово «пионерский», надо было бы именно так их называть.

Встретил имя «Тезя» — оказалось короткой формой от «Терезы». А ещё (такое и у Стругацких было) для «Вадима» короткое имя — «Дима».

Выражение «брови как арабская буква лим» — видимо, имеется в виду «лям», но она выглядит как «ﻝ» - кто-то представляет себе такие брови?

Герой в какой-то момент слышит «Давно пора... Взрывают... Первый день?» Скорее всего, речь идёт о ледоходе на реке — но что означает слово «взрывают» в этом контексте?


Язык отличный. Мой любимый фрагмент — когда Вадим сдаёт экзамен. Он даже не замечает, как стрессует, он быстро готовит ответ на первый вопрос. Переходит ко второму:
Теперь о Гоголе. «Значение в развитии...» Здесь надо говорить о самом направлении реализма. О темах, идеях, художественном методе. Мысли Белинского по этому поводу. И — о Гоголе. Гоголь, Николай Васильевич... И вдруг Вадим почувствовал, что у него нет никаких мыслей о Гоголе. Исчезла даже дата рождения. Кажется, 1810, а может быть, 1818... Ну, это потом, потом! Сначала главное. «Мертвые души», «Ревизор»... Что еще?.. «Нос»... Да, еще «Нос». Это как украли у одного чиновника нос. Потом — «Женитьба»... Разве «Женитьба» — это Гоголя?
Ему казалось, что память его распадается на куски, как огромное облако, разрываемое ветром... Ничего не осталось. Внезапная пустота. Вспоминалась какая-то глупость — Гоголь учился в Нежине, Нежин славится огурцами. Нежинские огурцы, чем же они такие особенные? Гоголь сошел с ума! У него большой нос. Он похож на женщину. А почему гоголь-моголь?.. Стоп!
Вадим расстегнул пиджак — ему стало вдруг душно, он вынул из кармана носовой платок и отер им взмокшие виски.

Отлично! И он даже не понимает, что происходит :-) Я тоже недавно внезапно для себя начал замечать, что я стрессую. Всю жизнь считал, что я совершенно непробиваемый, «тефлоновый». А недавно понял — причём задним числом, ещё про школу, — что нет, стресс всё-таки есть. Надо уметь его если не контролировать, то хотя бы опознавать.


А концовка книги с одной стороны надуманная (Он её любит, она его любит. Но она не хочет оставаться в Москве — перед поступлением в Тимирязевку ей обязательно нужно узнать жизнь, пройти практику где-нибудь в Сибири. Она обязательно вернётся к нему — но он тогда уже уедет по распределению, причём на Камчатку. Он тоже вернётся, но к тому времени распределят и её. Мы встретимся, Атос, мы обязательно встретимся!), а с другой — очень хорошее описание сложности компромисса, когда в паре два человека, у каждого из которых есть своя жизнь, своё видение будущего, своя карьера. Хорошо, когда всё совпадает!


Быков при этом рассказывает обо всём, кроме «Студентов» — дипломной работы Трифонова. После его лекции захотелось прочитать «Дом на набережной», запишу его в список «на после Быкова». Хотя, какое там «после» — он обмолвился, что начинает аналогичный проект со ста книгами из мировой литературы. Никто не хочет мне на следующие пару лет компанию составить?

(18 comments | Leave a comment)

February 14th, 2018


10:01 am - Tour Jean Sans Peur — Publicité au Moyen Âge
Выставка про «publicité» в первоначальном смысле, то есть «rendre [information] publique» — это и современная реклама, и нынешняя пресса, и поддержание имиджа правителя, и обнародование новостей, законов, приговоров. Как это часто бывает в Tour Jean Sans Peur, они сделали очень интересную выставку практически без единого оригинального экспоната — всё плакатами, копиями. Учитывая, что они ещё и брошюры издают с полным содержанием своих выставок, их выставки теоретически можно тиражировать по всему миру, по всем школам. Интересно, они над этим уже работают?


Рассказывают, что для нарушителей нравственности и насильников частым наказанием были публичные сеансы оскорблений. Шумом (барабаны, трубы, колокола) собирают весь город (жители зачастую были обязаны присутствовать, иначе штраф), все кричат оскорбительные фразы (музей привеодит пример слов «hou! hou! fi! fi! haro!» — очень хочется увидеит здесь происхождение «Фигаро», но Википедия молчит по поводу подобной этимологии), корчат рожи, показывают язык, складывают пальцы в фигу (тоже оскорбительный — сексуальный — жест), всеми силами стараются высказать своё неодобрение.

Для опоздавших или для закрепления могут вывесить комикс с рекламой правосудия. Криминальная хроника: пьяница поднял какашку, бросил ею в церковную картину, его арестовали, посадили в тюрьму, судили, он причастился, его повесили:


Read more...Collapse )

(3 comments | Leave a comment)

February 13th, 2018


02:04 pm - Сто лекций с Дмитрием Быковым — 1969
Лекция 1969 года про «Колымские рассказы» Варлама Шаламова. Я ждал откровенной чернухи, а получил вполне «интеллектуальную прозу», со множеством размышлений, цитат и пр. То есть, текст тяжёлый, конечно; и читаешь его, практически переступая через себя. Но, как это ни странно, в итоге он производит куда менее тяжкое впечатление, чем «Один день Ивана Денисовича».

Поговорили об этом с Анютой, у неё всё строго наоборот — Шаламов по восспоминаниям запредельно мрачный, и перечитывать его она в этой жизни не собирается. Думали было, что дело в том, какую книгу ты прочитал первой. А потом Быков рассказал, что «Колымские рассказы» — это одновременно книга из 33 рассказов (которую прочитал я), и цикл из шести книг, первой из которой является одноимённая книга. И мрачность в цикле постепенно нарастает. Наверное, я тоже не буду читать дальше...

Шаламов пишет, что на входе в каждый советский лагерь висела издевательская надпись «Труд в СССР есть дело чести, славы, доблести и геройства» — издевательская в том смысле, что лагерный труд не имел никакого отношения ко всем этим красивым словам. И упоминает немецкие концлагеря, над входом в которые, якобы, была цитата из Ницше: «Каждому своё». Википедия пишет, что эта надпись действительна была над входом в Бухенвальд. Но мне кажется более верной аналогия с Arbeit macht frei, украшавшей Заксенхаузен, Освенцим и прочие места фашистской славы. Удивительно, почему Варламов не провёл параллель с ней? Явно же в СССР была известна и фраза, и её недавний контекст.

Книга написана достаточно спокойно — эмоции должны бушевать у читателя, а не у автора. Единственное, когда автор не сдерживается — это всякий раз, когда он пишет про «блатных». Видно, как он их от всего сердца ненавидит, даже больше, чем всю советскую систему. А возможно он их в какой-то мере с системой отождествляет — меня зацепило словосочетание «брегет Эррио» в момент очередного описания «воровского кодекса чести», якобы не позволяющего им обижать врачей (святая профессия!). Почитал — оказывается, это история о том, как украли часы французского посла, и как советская милиция, не имея возможности найти вора, обратилась за помощью к блатным. Которые, движимые самым чистым советским патриотизмом, находят часы, возвращают их в карман незадачливому французу, а потом ещё и сами в тюрьму возвращаются (ми-ми-ми!). Действительно, сильная аналогия, но я тут же вспомнил другую историю — «М убийца». Где немецкие воры тоже сотрудничают с немецкой же полицией, но не от патриотизма, а из вполне понятных шкурных интересов. Там есть, конечно, фактор «мы же не звери, детей трогать!», но главное — «полиция нам проходу не даст, пока этот монстр на свободе». Я даже не знаю, какой вариант мне был бы менее противен.

(10 comments | Leave a comment)

01:01 pm - О точности в литературе
Прочитал у Катаева: «Больше всего понравилось мне большое прописное „Б“ в подписи Бунина, верхняя черта этой буквы вначале необыкновенно толстая, а затем сходящая на нет вроде египетской клинописной литеры или жирного восклицательного знака, поставленного горизонтально, или же даже редьки с тонким хвостиком».

И в этот момент я понял, как может резать ухо «ложут и ложут» :-) Шучу, конечно, — в отличие от «ложут» здесь чёткое нарушение смысла: клинопись в Египте использовали только для переписки с северо-восточными соседями, чьи письменности были построены на этой клинописи. То есть, в итоге совершенно непонятно, что хочет сказать автор — в отличие от «неправильного», но всем понятного «ложут». Удивительна здесь скорее путаница в голове у самого Катаева — он реально думал, что в Египте клинопись? Или для него все эти «закорючки» были на одно лицо?

Предыдущая серия моего возмущения.

(10 comments | Leave a comment)

09:41 am - УБЗ S2E03 — Древнее царство
Репост третьего выпуска «Диванной египтологии» УБЗ. Сегодня будет про то славное время, когда египтяне тратили все ресурсы на бессмысленные понты строили свои величественные пирамиды!


После Раннего царства наступает Древнее царство — это примерно 2700-2200 годы до нашей эры. В это время в Мемфисе правят III-VI династии, и это время впоследствие рассматривалось в качестве идеала, модели для всех последующих эпох Древнего Египта. В частности, потому что именно тогда фараонам начали строить пирамиды. Самая первая пирамида была построена Имхотепом для фараона Джосера из III династии.

В Лувре есть кусок стены из другой гробницы примерно той же эпохи (2650 год до нашей эры, III династия) с уже знакомыми нам пожеланиями вечной жизни и нескончаемой еды:


Read more...Collapse )

(Leave a comment)

February 9th, 2018


10:10 am - Сто лекций с Дмитрием Быковым — 1968
Лекция 1968 года про «Траву забвения» Валентина Катаева. Очень странная книга, на грани жанров. С одной стороны, выглядит как обычные мемуары — Катаев рассказывает о том, как он учился у Бунина. У Бунина я читал только «Господина из Сан-Франциско» (и то не проникся), а Катаев регулярно цитирует бунинскую поэзию (я вообще не был в курсе, что они стихи писал), причём часто очень интересную. Вообще, в книге очень много стихов, причём процитированных не в «стандартном» представлении стихов (ровными колонками с новой строки после каждой строфы), а ровным текстом (я сначала думал, это у меня файл так плохо свёрстанный, но Быков в лекции подтверждает, что это авторская разметка). Как это ни странно, в итоге становится очень интересно читать, тебе сложнее тупо начать барабанить стихи, не вдаваясь в смысл написанного текста. Параллельно ещё и постоянные рассуждения о том, что такое стихи, кто и как пишет стихи, зачем это делают — практически «Вслух» выходит.

И в то же время, это не мемуары, не только мемуары. Это очень хорошая проза. Сам Катаев называет это «мовизмом» (от mauvais), и, судя по всему, это именно то, чем мне когда-то понравился Курт Воннегут. Это текст, написанный короткими отрывками; мазками, из которых постепенно складывается сюжет, вся книга. И здесь снова проза прикасается с поэзией — когда важен не столько смысл сказанного, а то, как это рассказано. И в итоге с удовольствием вчитываешься в каждую фразу (по собственным ощущениям мне это напомнило Набокова):

Я увидел чудо подлинной поэзии: передо мной открылся новый мир. В тот же вечер я попросил папу купить мне книгу стихотворений Бунина. Отец посмотрел на меня сквозь пенсне глазами, на которые — по-моему — навернулись слезы умиления: наконец его оболтус взялся за ум. Он просит купить ему не коньки, не футбольный мяч, не духовой пистолет, не теннисную ракетку, а книгу. И не «Шерлока Холмса» Конан-Дойля, не «Тайну желтой комнаты» Гастона Леру, а прекрасную книгу русского’ поэта. Быть может, это был единственный подлинно счастливый день в его жизни. Отцы это поймут. А дети тоже поймут. Но не теперь, а со временем.
На другой день, вернувшись домой с уроков, отец вручил мне в передней завернутый в прекрасную, тонкую, плотную оберточную бумагу, от которой пахло газовым освещением писчебумажного магазина «Образование», пахло глобусами, географическими картами, литографиями, — толстенький сборник стихотворений Ив. Бунина издательства «Знание» 1906 года в скучно-зеленоватой шагреневой бумажной обложке, в которой чувствовалось что-то неуловимо социал-демократическое.



Встретил фразу «Кузмин, прочтите новый триолет» — мало того, что это тот самый Кузмин, так ещё и фамилия Триоле, оказывается, тоже поэтическая.

Отличный эпизод об отступающей белой Одессе, где уже нет ничего, нет даже спичек, и Катаев приносит Бунину драгоценный подарок — «большое увеличительное стекло, вынутое из желтого соснового ящика Афонской панорамы». Чтобы тот с помощью линзы мог зажигать папиросы.
Вообще, очень много следов прошлого, над которыми зависаешь. Вот мельком упоминает Катаев «раскладную гуттаперчевую ванну-таз» — что это? «Тальк для бритья „пальмолив“» — а ты одновременно понимаешь, что это знакомый уже по 1990-м Palmolive; и что это дословно «пальмовое масло» — чуть ли не проклятый в 2010-х продукт.

Вторая часть книги — про знакомство с Маяковским, и снова стихи-стихи-стихи. И даже «Истрия», мимо которой я недавно проходил.


Быков пишет о теме страха перед смертью, осознание ушедшей жизни / молодости. Наверное, он прав (взять хотя бы название книги), хотя я во время чтения этого совершенно не осознавал. При том, что тема меня действительно интересует — не поэтому ли и вся книга мне понравилась, буквально пролетела, несмотря на смакование каждой страницы?

Быков же обращает внимание на Клавдию Зарембу — «девушку из совпартшколы», по мнению Быкова — основного персонажа книги. И которая напомнила мне героиню «Дневника убийцы» Серебренникова. Тоже, казалось бы, совершенно эпизодический персонаж, появляется в паре эпизодов, но именно она больше всего запоминается в фильме. Точнее даже, вспоминается после фильма.

(3 comments | Leave a comment)

February 8th, 2018


02:29 pm - Снег
Интересно наблюдать за тем, насколько по-другому реагируют люди на снег во Франции.
Понятно, что в стране просто нет снегоуборочных машин. Это даже логично, дешевле раз в 5 лет потерять один день, чем строить никому не нужную всё остальное время инфраструктуру.
Понятно, что никто не умеет водить машину по снегу. В том числе, водители автобусов. Поэтому с первым же снегом они все получают приказ высадить всех пассажиров в каком-то вменяемом месте и валить тихим ходом в депо.

Во вторник я возвращался домой, приехал в Версаль как раз в момент, когда префектура выдала приказ возвращаться всем автобусам. Я об этом узнал от водителя проезжавшего мимо пустого автобуса — судя по ливрее, это был мой, но вместо номера у него было написано «sans voyageurs» (в депо). Я расстроенно взмахнул руками — автобус остановился (картинно заблокировавшимися колёсами проскользив несколько метров по льду), водитель открыл дверь и рассказал, что он нас взять не сможет, и другие автобусы тоже лучше не ждать.
Рядом со мной стояла девочка лет 15. Она тут же достала телефон и стала просить маму приехать за ней. Я спросил, где живёт девочка — оказалось, примерно на полпути до нашего дома. Предложил провести её домой (короткой дорогой, через лес, посреди ночи — ну чем не Красная Шапочка), но девочка вполне предсказуемо не смогла даже представить, что домой можно вернуться пешком. Интересно, во сколько она в итоге вернулась, если учесть, что я шёл откровенно быстрее ехавших машин. Как пытавшихся выехать из Версаля, так и пытавшихся в него въехать.

Совершенно никто не стопит машины. И сам никто не останавливается. Я в какой-то момент (выбрался в Satory, это тупик, но там машины ехали немного быстрее пешехода) попытался застопить попутку — остановилась женщина с 3 детьми (куда я там уже сяду?), ехавшая буквально последние 10 метров, спросить, не случилось ли у меня чего.

В лесу волшебно красиво — ночь, но за счёт снега всё прямо светится!

Утром проснулись от холода — у нас с какого-то перепугу отрубилось отопление. Включили, позавтракали, собрались на работу. Довёл Натана до школы, а там говорят: если у вас есть возможность оставить ребёнка дома, оставьте, пожалуйста. У нас далеко не все учителя смогли до работы доехать. Поскольку автобусы к тому времени так и не запустили, оставил ребёнка дома вместе с собой. До обеда позанимались с сыном (математика / французский), а потом договорились забрать из школы его друга, чья мама — учительница в другой школе — шла час пешком до работы, то есть примерно столько же ей и назад идти. Забираем, а тот пацан довольный как слон: вместо уроков весь день мультики смотрели, а за полчаса до конца школы их выпустили играть в снегу (надо полагать, по принципу: теперь нам уже всё равно). Натан, кажется, утренних уроков не оценил. И всю вторую половину дня переспрашивал, может ли ему назавтра пойти в школу. Что самое смешное, в школу-то он пошёл, а друг мне уже успел позвонить, спросить, как Натан, и рассказать, что его мама в итоге сегодня в школу не отпустила — −7°C, холодно.

Дети побесились со снегом. Сначала во дворе, а когда вернулась Анюта, то и в лесу, на санках — у меня как-то совсем аллергия на снег, не смог заставить себя выйти, «порадоваться» вместе с детками. Мальчик искренне завидует России, где такое счастье каждый год. А я вспоминаю чавкающую обувь и протоптанные тропинки.

Позвонил наш «математик» из Нанта — ну надо же, поезда в Париж не ходят. А у нас с ним была встреча запланирована. Попытались поработать по телефону, но без толку — документов перед глазами нет, да и воспринимать формулы на слух нетривиально.
Ближе к вечеру пришла СМС-ка о том, что запустили, наконец, автобусы. Через час, правда, снова остановили — теперь уже из-за гололёда.

Сегодня вышел на работу совершенно без уверенности, что доберусь до неё. Автобусы формально ходили, но на деле за полчаса прошёл один. Я на нём доехал до станции, где уже стоял набитый под завязочку поезд, который никак не могли отправить из-за проблем с открыванием дверей. При этом было видно, как двери просто не могли разбить лёд на стенке вагона. И снова я подумал, что в какой-нибудь России сами пассажиры тут же начали бы обдалбывать этот лёд с поезда. Потом бы и отвёртку с паяльником достали, чтобы ещё чего починить, после чего все поезда пришлось бы замуровывать стальной сеткой. Я не сильно преувеличиваю — у меня есть товарищ, который, обнаружив неработающую сеть WiFi в каком-то аэропорту, сумел зайти в консоль управления (admin / admin) и поправить настройки.

Вот вертятся на языке какие-то глубокомысленные «выводы», но не получается сформулировать ничего такого, под чем я бы сам подписался. Оставлю просто в качестве «лытдыбра».
Tags:

(28 comments | Leave a comment)

February 7th, 2018


01:19 pm - Tate Modern — III
Наталья Гончарова, «Linen»
(я не смог найти оригинального названия, а поиск по слову «бельё» с любой женской фамилией находит чёрт знает что...)
На музейной табличке подробно разбирают все буковки: «Н.Г» на утюге — это инициалы художницы, «Б.С.» — это «белая стирка». Вещи разделены на мужские (слева внизу) и женские (справа вверху):


Read more...Collapse )

(1 comment | Leave a comment)

February 6th, 2018


10:04 am - УБЗ S2E02 — Раннее царство
Продолжаю «Диванную Египтологию» на УБЗ. Второй эпизод: объединение двух Египтов и первые династии фараонов!


Итак, после додинастической эпохи естественным образом наступает эпоха династическая. Начинается она с Раннего царства, это 3100-2700 годы до нашей эры. Династии в Древнем Египте принято нумеровать, в Раннем царстве страной управляли две первые династии фараонов: первая и вторая. Уточнение номеров не совсем уж бессмысленно, потому что египтологи выделяют также нулевую династию и династию «00», но эти династии «ненастоящие», не будем о них сейчас.

Одна из ключевых фигур истории Египта — фараон Менес, основатель первой династии. Античные историки приписывали ему изобретение религии, письменности и много чего другого, но более достоверно он известен как объединитель Верхнего Египта с Нижним. Учитывая, что родился Менес в Верхнем Египте, в переводе на нормальный русский язык этот факт его биографии означает, что вместе со своей армией он захватил власть также и в Нижнем Египте. В предыдущей серии мы видели египетские боевые дубинки — они помогают представить себе конкретику объединения двух стран.

От Менеса остались в основном только легенды, но в зале Раннего царства выставлена стела от гробницы его правнука, царя-змеи фараона Уаджи. Это стела из гробницы царя — пирамиды пока ещё не изобретены, и фараонов хоронят в мастабах, более скромных постройках (об устройстве мастабы можно прочитать например здесь):



В седьмом эпизоде первого сезона мы говорили о том, что имена богов и фараонов пишутся в картуше, но картуш тоже ещё не изобрели, он появится буквально через несколько фараонов, поэтому имя Уаджи записано в серехе — это символическое изображение фасада дворца, рядом с которым должен быть изображён Гор (в данном случае он изображён в виде сидящего на дворце сокола). Бог Гор унаследовал власть над миром от своего отца Осириса, а затем передал эту власть фараонам, таким образом фигура Гора играет достаточно важную роль в легенде о легитимности власти в Древнем Египте. Впоследствии у фараонов будет по нескольку имён на разные случаи жизни, но вот это — горово имя, когда фараон прямо ассоциирует себя с Гором — появилось первым. Как мы видим, горово имя Уаджи записывается в виде змеи.
Read more...Collapse )
Tags: ,

(3 comments | Leave a comment)

February 5th, 2018


08:44 am - Сто лекций с Дмитрием Быковым — 1967


Лекция 1967 года про киноповесть Григория Полонского «Доживем до понедельника». Я в детстве очень любил этот фильм, но сценарий мне кажется на порядок лучше. Более того, совершенно непонятно, как Полонский вообще мог писать такое в форме сценария — у него регулярно встречаются невозможные в экранизации пассажи, когда он — автор — напрямую объясняет читателю, что происходит в голове у героев. Особенно прекрасна сцена разговора учительницы русского языка (Светланы Михайловны) с героем повести (Мельниковым), которого она застала играющим на рояле. Они перебрасываются фразами, которые все в фильме есть, но при этом в тексте автор дополнительно даёт объяснения всем мыслям, всем двусмысленностям каждой фразы, он озвучивает все несказанные фразы, а также объясняет, почему эти фразы не были сказаны. Прекрасный получается диалог!

А ещё в книге (мне) видна параллель с «Географ глобус пропил» и вообще всем этим жанром книг про героя-лузера, героя, не находящего своего места. В школе, кажется, употреблялся термин «лишний человек», только он обычно обличал ужасы царизма, а не советского, уже начинающегося застоя. И вот этого надрыва собственной ненужности в фильме не видно вообще (либо это я его смотрел в таком возрасте, когда не осознаёшь — хотя вот «Осенний марафон» я вполне понимал, и люблю именно за это же самое).
Сцена из фильма, когда герой Тихонова ни с того ни с сего орёт на учительницу начальных классов («Ложить — нет такого глагола, где вы его взяли? Мы же не на рынке. Если вам не жаль детей, то пощадите наши уши!») в книге выглядит совершенно не так: читатель понимает, что Мельников на грани, что он готов сорваться на любую мелочь — и как следствие, вся эта сцена выглядит жутким позором не учительницы, а героя.
[Впрочем, конкретно эта вот сцена мне и в детстве не нравилась. Мне вообще с самого детства не нравились люди, которые рассуждали в категориях «так правильно — а так неправильно», не имея никаких аргументов, кроме как «потому что так правильно». Но я уже неоднократно писал всё, что я думаю о «хорошем вкусе» и людях, употребляющих это выражение.]
Вообще, мне кажется, что выбор Тихонова на роль Мельникова очень сильно перекосил восприятие изначальной идеи (Быков пишет о том, что автор хотел на главную роль Гердта, но добавляет, что Гердт в те годы был совсем другим, не таким «уютным», каким знаю его я). В частности поэтому в фильме и прокатывает за норму эта вспышка снобского хамства с учительницей и её несчастным «ложут».

При этом видно, что оттепель ещё не закончилась. В какой-то момент Мельников встречает бывшего ученика, который сетует, что от него сбежала невеста. И ладно бы просто сбежала — «сорвалась моя командировка в Англию. На год командировочка! Сами знаете, как они любят посылать неженатых! Да еще в страны НАТО!». Удивительно и приятно читать такое откровенное описание системы согласования заграничных командировок СССР (что особенно приятно, в фильме эта фраза осталась). И какие-то намёки на бунтующих детей, во всём мире приближается 1968 год.

А ещё, оказывается, это из этого сценария фраза про «принцип „У-2“ — угадать и угодить». Тоже очень красивая, правильная и смелая формулировка.

И вообще, очень хочется прочитать все остальные его книги, и пересмотреть поставленные по ним фильмы.


В конце книги стоят даты «1966-1968, 1997 гг.» — интересно, что с книгой сделали в 1997 году? Википедия про книгу вообще упоминает вскользь, только как сценарий к фильму.

(39 comments | Leave a comment)

> previous 10 entries
> Go to Top
LiveJournal.com